Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Русские на телевидении "за бугром"

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Русские на телевидении "за бугром"

Прошли те времена, когда работа на зарубежных телеканалах была для большинства советских, а потом и российских граждан недостижимой мечтой и работать там дозволялось лишь одному Владимиру Познеру. Как известно, прославленный ведущий вeл на американском канале CNBC еженедельное ток-шоу Pozner&Donahue с 1991 по 1996 год. Нашим телевизионщикам больше незачем кусать себе локти от зависти, изучая контент европейских и американских телеканалов. Сегодня они – часть команды этих самых когда-то недоступных бастионов. Европа, Северная Америка, Юго-Восточная Азия – куда ни ткни на карте мира, обязательно можно встретить бывшего коллегу. Правда, тех, кто там сумел задержаться и сделать карьеру, не так уж и много. А добиться большого успеха или известности и вовсе смогли лишь единицы. Как относятся к работникам российского розлива за пределами Родины? В чем главное отличие нашего телевидения от зарубежного? С какими трудностями приходится сталкиваться современным телегастарбайтерам? Об этом вы можете узнать из интервью, взятых специально для журнала Broadcasting. Участники нашего опроса – русские специалисты разного профиля, сумевшие пробиться в эфир в самых разных уголках мира, от США до Китая, от Великобритании до Филиппин. Сегодня они делятся с читателями своим опытом



Иван Усачев
Ведущий, продюсер, генеральный директор “Студии Ивана Усачева”
Людмила Патрики
Москвичка, живет в Торонто, Канада. Колорист по специальности, имеет опыт работы монтажером. Перед эмиграцией проработала год на НТВ монтажером на первой тогда в России нелинейной монтажной системе. Кроме небольших сюжетов для эфира, успела сделать полнометражный документальный фильм “Чеченский круг”. Для программы “Матадор” Константина Эрнста делала перегон сюжетов с разных фильмов на видеокассеты, что включало и одновременную цветокоррекцию. Компания, где тогда работала Патрики, называлась “Видеофильм”. Это была самая первая постпродакшен-компания, основанная в Советском Союзе еще в 1987 году

– Мила, как вы оказались в этой далекой стране?
– В Канаду я и моя семья эмигрировали в середине лихих 90-х, когда просто стало страшно за жизнь своих двух сыновей. Не поверите, но последней каплей, что толкнула нас к решению эмигрировать, стало убийство Влада Листьева. В тот вечер, 1 марта, кто-то из моих коллег позвонил мне и предупредил не выключать телевизор, ждать какой-то ужасной новости. И скоро эта новость поразила как электрический ток. Был шок! Пришло жуткое понимание того, что все, дальше жить в стране, в которой ничего святого не осталось, где убивают таких людей, невозможно. Подали анкету в посольство Канады, и после прохождения всех документов, через полтора года мы приземлились на канадской земле.

– Тяжело ли было привыкнуть к жизни в другой стране?
– Скажу честно, всякое бывало, но в целом адаптироваться было не очень сложно. Скорее, было очень интересно абсолютно все в этой стране. Это был совершенно другой мир, другой уровень жизни, где забота о человеке ощущалась на каждом шагу. Мелкие бытовые вещи были продуманы для людей всюду. Как например, везде для инвалидов в колясках, даже в общественном транспорте, есть специальные парковочные места – для инвалидов и семей с детьми. В магазине все двери открывались автоматически, если вдруг вы с ребeнком в коляске и с покупками и руки у вас заняты. Не знаю, как сейчас, но тогда в Москве, даже в самых крупных магазинах, из множества дверей всегда была открыта только одна дверь, причeм она же и на вход, и на выход, да ещe с какой-нибудь сильной пружиной, которая била тебя по пятой точке, если руки у тебя заняты и нет возможности придержать дверь рукой. Интернет, о котором мы только слышали, в Канаде был реальностью, и чуть ли не в каждой второй семье уже был компьютер. Оплата счетов – автоматически по телефону, не надо бегать в банк, это было абсолютно неведомо для нас. Ещe много всего другого, нового и непривычного, но и поэтому очень любопытного. Это примерно то, что вы ощущаете, когда к вам в руки попала новая и жутко интересная книга. Но сразу скажу, что не у всех, наверное, так было. Все зависит от того, с каким посылом вы приехали в новую страну. Если вы приехали с готовностью познавать, узнавать и принимать все, то есть приехали, чтоб навеки поселиться и начать новую жизнь, готовые на любую работу и работать много, то все будет легко и с удовольствием. А если вы приехали с ожиданием красной дорожки прямо от самолета для вас, рассчитывая, что все вам тут кругом должны, или, ещe хуже, начинаете лезть “со своим уставом в чужой монастырь”, тогда будет тяжелая ломка... В Канаде разработана превосходная система адаптации для эмигрантов. Огромная сеть школ для взрослых, где вы учите английский язык, где вас знакомят с правилами, законами и традициями жизни. В некоторых школах можно пройти обучение таким профессиям, как парикмахер, автомеханик и т.д. Так как я приехала с очень низким уровнем языка (наполовину забытый уровень средней школы), то прошла все уровни изучения языка, уроки пользования компьютером и даже брала уроки черчения на компьютере Autocad на всякий случай. На всe ушло 2,5 года.

– Как вам удалось найти работу?
– Мне повезло, я получила предложение из одной из postproduction-компаний по своей специальности колориста. Проработав там три месяца, я получила великолепное рекомендательное письмо как приложение к моему резюме. И буквально через недели две-три пошли звонки с приглашением на интервью. Практически сразу получила работу в международной корпорации Deluxe, на начальную позицию младшего колориста (junior colourist), хотя у меня уже был 16-летний опыт работы, но в Москве. Несмотря на мой опыт и рекомендательное письмо, с моим несовершенным английским и отсутствием демо-ролика работодатель хотел вначале увидеть, на что я способна, но уже через год я получила повышение в зарплате и в должности и через несколько лет стала одним из ведущих колористов. Работала на таких известных голливудских фильмах, как “Обитель зла” (Resident Evil), “Нокдаун” (Cinderella Man) и многих других интересных проектах.

– Насколько я знаю, сейчас вы работаете фрилансером. Как вам это удалось?
– Проработав 12 лет в Deluxe Toronto, шесть лет назад я ушла на самостоятельные хлеба. Это открыло передо мной гораздо большие возможности, да и значительно более высокую оплату. Если в Deluxe я работала только на художественных, телевизионных и иногда документальных фильмах, то сейчас я работаю еще и на музыкальных клипах, рекламе, телевизионных сериалах. Работа колориста сейчас, в эпоху цифры, стала намного интереснее. Если раньше все снималось на негатив и работа колориста состояла в основном в цветокоррекции, то сейчас колорист работает на компьютере как художник, буквально создавая картину для каждой сцены в красках в зависимости от темы фильма, от настроения сцены, а иногда даже создавая видеоэффект. Например, снятый план днeм он делает ночным, убирает сыпь или морщинки на лице актрисы. Конечно, когда ты любишь то, что ты делаешь, и видишь восхищeнные глаза клиентов, это приносит огромное моральное удовлетворение. А когда работа, которую ты любишь и от которой ты получаешь удовлетворение, ещe и хорошо оплачивается, то это вдвойне приятно.

– Какие основные различия между Россией и Канадой вы можете назвать?
– Не смогу сказать, какое именно сейчас различие в работе между Канадой и Россией. Уверена, что в России произошли большие перемены в нашем бизнесе за последние 20 с небольшим лет, с тех пор как я уехала. Но вот тогда, 20 лет назад, разница была огромной. В первую очередь в технологиях. Долго и много рассказывать. Но тогда я очень остро поняла анекдот, который в то время был популярен, где вернувшийся из командировки на Запад на вопрос “намного ли мы отстали” ответил – навсегда. А ещe меня очень приятно удивили производственные отношения и порядок в работе. Абсолютно не было того, что было в России – “я начальник, ты дурак. Ты начальник, я дурак”. Отношения строятся и поддерживаются на безусловном уважении и почтении друг к другу независимо от занимаемой должности. Никогда не слышала, чтобы кто-то из начальников когда-либо разговаривал повышенном тоном или с каким-либо превосходством, неуважением, что бы ни произошло, что бы ни случилось. Никакой расхлябанности, безалаберности или разгильдяйства. Все четко отрегулировано – обязанности, время, оборудование. Всему ведется четкий учет и отчет. Все работает как единый, хорошо отлаженный механизм. Не принято сплетничать, обсуждать или осуждать кого-то. Но при этом считается нормальным “настучать” начальнику, если кто-то схалтурил или неправильно сработал. Нам, воспитанным в советское время, это непривычно и омерзительно, а здесь – приветствуется и считается правильным.

– Как вы оцениваете уровень канадского телевидения?
– В Канаде сейчас вещание по многим каналам уже идeт с разрешением 4К, где-то лет восемь назад уже вещали в high definition (HD). Насколько мне известно, многие каналы перешли полностью или почти полностью на работу без кассет, только с драйвов, так же как и в кинотеатрах, и в постпродакшн-компаниях, уже давно. Все компьютеризировано, автоматизировано уже очень давно. Например, съемки новостей в студии ведутся автоматизированными камерами, то есть без участия операторов. Вся постпродакшн-работа для телесериалов, программ разного рода, реклама, графика и т.д. не ведется на телевидении, ну разве только монтаж. Все остальное – цветокоррекция, звук, видеоэффекты, полный комплекс работ – делается в постпродакшн-компаниях. На всех крупных телевизионных каналах проводятся экскурсии. Любой может прийти и посмотреть, как все происходит. Кстати, никакой охраны, тем более вооруженной. Обычный ресепшн с девушкой, которая спросит тебя, к кому ты пришел, и проводит. А сотрудники пользуются электронными пропусками, так же, как и во всех любых других компаниях.

– Трудно ли россиянам устроиться на работу на телевидение в Канаде?
– Русскому найти работу на телеканале и кино, как, впрочем, где-либо еще, не сложнее, чем другим. При приеме на работу никто не спрашивает, русский ты или нет. Для работодателя важно, чтобы был язык, знания, опыт. Обязательно нужно быть team player, то есть уметь работать в коллективе. У нас, эмигрантов, есть огромное преимущество по сравнению с канадцами – большая мотивация работать много и хорошо, мы приехали начать новую жизнь, нам нужно встать на ноги как можно скорее. И в этом мы не уступим никому. Канада – страна больших возможностей, а взять эти предоставленные возможности и претворить свою мечту в жизнь – это уже зависит только от тебя самого. Никто не принесет тебе ничего на блюдце с золотой каемочкой, если будешь лежать на диване.

Дмитрий Шишкин
Руководящий сотрудник телевещательной корпорации BBC, живет и работает в Лондоне

– Дмитрий, как вы оказались в Великобритании?
– Все началось еще в 1997 году, когда, учась на третьем курсе журфака МГУ, я увидел объявление в англоязычной газете Moscow Times о том, что Русская служба Би-би-си ищет сотрудников в Москве. Мне повезло – тогдашняя начальница службы решила разделить полный контракт на два студенческих и один предложила мне. А потом, отработав два с половиной года в Москве, я переехал в Лондон вместе с семьей. Когда Русская служба превратила свой новостной сайт в круглосуточный, я прошел отбор (письменный тест и интервью) и в декабре 2000 года оказался на BBC в Лондоне.

– Сейчас вы занимаете достаточно высокую должность – руководите цифровым направлением развития всех 28 новостных служб BBC на иностранных языках. Можете расшифровать, какие у вас функции? Как вам удалось занять столь ответственную позицию?
– К 2011 году я был управляющим редактором Русской службы, по сути, замом ее руководителя – в то время на службе работало около 110 человек в Лондоне и Москве, и еще нескольких городах. Было радио с хорошим индексом цитируемости, постоянно рос сайт, который выиграл премию Рунета как лучший новостной сайт на русском языке. К тому моменту мне было интересно попробовать себя на уровне всей Всемирной службы Би-би-си именно в цифровой, самой интересной и перспективной сфере. Уйдя с Русской службы, я перебрался в отдел развития цифровых технологий BBC News. Должность была новая, появилась в результате слияния нескольких постов, и с тех пор в этой же сфере я занимал несколько должностей, работая как с языковыми (неанглийскими) службами, так и в коммерческом секторе BBC, с сайтами BBC News, BBC Sport и BBC Weather.

Входя в руководящий состав Всемирной службы, я возглавляю отдел, который отвечает за рост цифровых платформ BBC. Моя задача – помогать редакциям, работающим для аудиторий по всему миру, совершить цифровую трансформацию, то есть понять, что и как лучше работает на сайте, в приложениях, в соцсетях. Для контекста: аудитория всего многоязычного портфеля сайтов BBC с 2011 по 2016 год выросла примерно в 10 раз, и сейчас наш контент читает, смотрит и слушает примерно 120–130 млн пользователей каждый месяц. То, что я делаю каждую неделю, сильно зависит от повестки конкретного дня: это и работа с продуктом, то есть с дизайнерами и разработчиками, и инновационные проекты типа 360-градусного видео, виртуальной реальности, и проекты по визуализации данных, и работа со стартами, и в редакциях, где я и мои коллеги помогаем с инновационными методами журналистики, и т.д.

А сейчас я еще, кроме основной работы, отвечаю за все новые цифровые и телевизионные инвестиции громадного проекта по развитию Всемирной службы – мы запускаем 12 новых языковых новостных служб, в основном в Азии и Африке, значительное число новых телепрограмм и многое другое.

– Какие основные препятствия ждут русских, желающих устроиться на ТВ в Великобритании?
– Я бы не сказал, что препятствия есть конкретно для русских или выходцев откуда-либо еще – самый главный фактор, влияющий на то, сможете ли вы найти себе работу, кроме наличия вакансии у работодателя и набора нужных качеств у соискателя, – это вопрос рабочей визы. Есть вакансии, открытые только для людей, у которых уже есть право работать в Британии и ЕС, а есть такие, где нанимающая сторона помогает с визой и переездом, в случае если ее трудно закрыть британскими или европейскими кандидатами. Как раз сейчас на Русской службе будет множество вакансий и в Москве, и в Лондоне, и в других городах.

– Много ли русских трудится на BBC?
– Точно сказать трудно, я понимаю, что ваш вопрос, скорее, о русскоязычных? На BBC сейчас есть пять служб, работающих для аудиторий бывшего СССР, – это русская и украинская, а также азербайджанская, узбекская и киргизская. В общей сложности это, наверное, около 130–150 человек. При этом есть коллеги такие, как я, ранее работавшие на одну из этих служб, а потом перешедшие в другие отделы BBC, сколько таких, сказать не возьмусь. Однако в связи с расширением мы в ближайшее время набираем около 1200 человек, и инвестиции, за которые отвечаю конкрeтно я, – это порядка 300 вакансий по всему миру.

– Как к вам относятся коллеги? Есть ощущение, что вы иностранец? Не ощущаете дискриминации?
– Как, наверное, можно понять из моих ответов выше, такой вопрос вообще не стоит. Всемирная служба Би-би-си многонациональна по своему определению, она вносит существенный вклад в журналистику BBC в целом – несколько британских коллег, работавших продюсерами или даже занимавшие более низкие позиции на Русской службе, сейчас стали ведущими корреспондентами англоязычных программ благодаря школе Русской службы и великолепным языковым навыкам. В моем отделе, например, кроме меня, сейчас трудятся британцы индийского происхождения, румын, иранец, каталонец, венесуэлки, азербайджанка и турчанка. Рабочий язык – английский, а вокруг на этаже еще десятки языков. Всемирную службу Би-би-си и называют жемчужиной всей корпорации.

– Хорошо ли оплачивается работа на английскую телекомпанию? Точные цифры не нужны, в сравнении.
– Если ответить коротко, то зарплаты на BBC уверенно помещают ее сотрудников в “средний класс”, но поскольку BBC – корпорация общественная, принадлежащая всему населению (тут важно подчеркнуть, что она не государственная, то есть существующая не на правительственные деньги, а на специальный сбор с каждой семьи, поступающий напрямую в наш бюджет), то в коммерческом секторе платят, наверно, получше. Впрочем, для многих работа на BBC несет в себе нечто такое, что психологически сполна возмещает разницу – здесь и престиж, и возможность развиваться, расти, получать новые знания и умения.

Антон Труханов
1981 года рождения, живет в городе Тагиг, Филлипины.
Я познакомился с ним, когда получил по почте просьбу о помощи. В письме, написанном по-английски, его близкий друг просил срочно перевести деньги, потому что Anton Truhanov попал под машину и в тяжелом состоянии угодил в больницу. Позже оказалось, что воришки из Манилы (филиппинская столица) похитили его компьютер, вошли в Фейсбук под его логином и разослали френдам мольбу о финансовой помощи, в надежде заработать

– Как вы вообще попали на Филиппины? Много ли там русских?
– Ну не особенно много, но хватает. Сложно назвать конкретную цифру, конечно. Например, в самой популярной русскоязычной группе по Филиппинам на Facebook состоят чуть больше 3 тыс. пользователей. ВКонтакте самая популярная группа насчитывает больше 12 тыс. Сколько живут в стране постоянно на самом деле – сказать сложно.

– В этой стране есть современное телевидение?
– Да, конечно. Хотя смотря что называть “современным” ТВ. Есть довольно много каналов, значительная часть контента довольно примитивна и представляет собой стандартные ток-шоу или разного рода игровые шоу. Снимается довольно много сериалов, тоже довольно низкого качества.

– Как вам удалось работу?
– Я искал работу через обычные рекрутинговые сайты. Но, конечно, можно использовать и LinkedIn или другие соцсети.

– Чем вы занимаетесь на работе?
– Моя нынешняя должность не связана с ТВ, а на предыдущей мы занимались созданием телешоу, но не для Филиппин, а для Японии. Основу контента данного телешоу составляют лучшие любительские видеоролики со всего мира, которые демонстрируются зрителю, после чего обсуждаются приглашенными гостями в студии. Несмотря на не особенно оригинальную концепцию, данное шоу имеет очень высокие рейтинги, как правило, занимая первое место по популярности среди всех телеканалов в стране в наиболее прайм-таймовом временном сегменте. Одна из причин высокой популярности в том, что шоу выпускается не каждую неделю, а выходит в виде special выпуска без четко обозначенного графика – обычно раз в два-три месяца. То есть создатели обладают достаточным запасом времени, чтобы отобрать наиболее качественный контент и убедиться в том, что все аспекты шоу будут выполнены на высоком уровне. Что касается меня лично, я главным образом занимался как раз отбором контента для шоу, а также принимал участие в финальном монтаже.

– Как вам там живется? Зарплата хорошая? Приходилось ли сталкиваться с местной преступностью? Я читал в прессе, что Филиппины – довольно небезопасная страна.
– В общем и целом не могу пожаловаться, но, как водится, в любой стране есть масса плюсов и минусов, и Филиппины не исключение. Что касается зарплаты, то это, конечно, зависит от индивидуального восприятия, но я бы однозначно не назвал ее “хорошей” по международным меркам, да и по московским меркам тоже. Другое дело, что даже небольшой по западным стандартам зарплаты здесь в принципе достаточно для того, чтобы вести довольно комфортную и веселую жизнь. Особенно если вы относительно молоды и не обременены семьей.

Что касается преступности, то да, согласно официальной статистике Филиппины – страна не самая безопасная. Где-то читал, что по количеству убийств Манила (главный филиппинский мегаполис) опережает Чикаго раз эдак в десять. Но я лично за более чем четыре года жизни здесь ни разу ни с каким криминалом не сталкивался. Хотя нет, была мелкая кража однажды, но во многом по моей собственной глупости. Думаю, это во многом зависит от того, что ты делаешь на Филиппинах и с кем взаимодействуешь. С криминалом могут сталкиваться местные, особенно живущие в бедных районах, а таких районов большинство, естественно. Либо же те иностранцы, которые, приезжая сюда, открывают какой-либо бизнес и начинают вовлекаться в различные деловые связи с местными, зачастую не понимая всех особенностей местного менталитета. В результате существует вероятность нарваться на конфликт по той или иной причине. Если же ты живешь на Филиппинах в качестве наемного сотрудника, не задеваешь чьих-либо финансовых интересов и не ввязываешься в незаконные или не совсем законные дела, за свою безопасность можно особенно не опасаться.

– Довольны ли вы своей жизнью? Не тянет ли на Родину?
– Не могу сказать, что полностью доволен своей жизнью здесь. Минусов в жизни на Филиппинах тоже хватает. Как это обычно бывает, в первые полгода – год обитания в новой стране вы испытываете эйфорию, связанную с новизной ощущений и новыми возможностями, однако позже эта эйфория проходит, делая более очевидными негативные стороны повседневной жизни.

Мне не свойственно то, что называют “ностальгией”, но после примерно семи лет жизни в Азии для меня стали более очевидными культурные и ментальные отличия между разными нациями и, как следствие, тот факт, что наиболее полно реализовать свой потенциал я мог бы в родной языковой и культурной среде. Однако на данный момент этому не способствует политическая и экономическая ситуация в России. Если наметится тенденция к перемене политической ситуации, думаю, мне было бы интересно приехать и поучаствовать в изменениях (или, по крайней мере, борьбе за них).

Всеволод Соловьев
Родился в 1981 году в Петрозаводске, работал шесть лет в США в частной производящей компании продюсером-редактором (producer-researcher), тележурналист по российскому диплому, магистр бизнес-управления (МВА) со специализацией в международном бизнесе

– Как бы ты вкратце охарактеризовал свою работу в США?
– Сложностей не было, только шутки про водку и “совьет раша” были одни и те же, пластинка заела жестко и никак не менялась, все во власти стереотипов. В телевидении плюс-минус все то же самое, все такие же раздолбаи, как у нас, начальство, близкое к народу.

Главное отличие в том, что там, условно говоря, 50 человек делают то, что в России делало бы 5-10 человек.

Мне везде хорошо – в Мексике и в Перу понравилось жить даже больше, чем в США, хотя, может, это фактор новизны был, за шесть лет в США поднадоело. Есть один большой плюс: на телевидении денег на продакшн, в отличие от России, не жалеют.

– Кто сколько зарабатывает на телевидении?
– Ну я не особо знаю. Только на примере NASH Entertainment (производственная компания) и то – приблизительно.

Читал, что у Дэна Разера (знаменитый телеведущий с канала Си-Би-Эс) была зарплата 4,2 млн в год. У покойного Пита Дженнингса (ABC News Питер Дженнингс (Peter Jennings) – было 4 млн в год и у Опры Уинфри еще больше. А так у всяких supervising producers – исполнительных продюсеров – около 2–2,5 тыс. долл. в неделю, у простых продюсеров 1–1,5 тыс. долл. в неделю, у всякого простого люда – долларов 600–750 в неделю и меньше. ВСЕ ЗАРПЛАТЫ – и у звезд тоже – ДО НАЛОГОВ!!! Налоги каждый платит самостоятельно в зависимости от своих ситуаций – жилья, семейного положения, детей, иждивенцев, выбранного типа налогообложения и т.д.!!!

– Сложная система…
– Редко кто может платить меньше 20% налогов, но всякое бывает, бывает и 10%. Все индивидуально. Ну и чем больше зарабатываешь, тем больше платишь налогов, само собой.

– Но 600 долл. в неделю тоже неплохо.
– 600 – 20% = 480. По старому курсу, до 2014 года – это меньше 15 тыс. руб., то есть 60 тыс. в месяц – более чем скромная московская зарплата, при этом в США у тебя будет больше обязательных выплат.

По новому курсу – да, уже получше, но в Москве 60 тыс. руб. были средней московской зарплатой и при старом курсе.

Но, если у тебя 2 тыс. чистыми в месяц, не забывай, что долларов 200 ты отдаешь за медицинскую страховку, 100 долл. за страховку автомобиля, за жилье, если снимаешь его вскладчину с room mate (соседом по комнате), приятелем, долларов 700–900. За бензин – долларов под 200, если машина в лизинге, а у большинства такая, на стареньких же не хотят телевизионные работники ездить, еще долларов 300 – вот и остается только на пропитание.

– Телевизионный пролетариат…
– Естественно, что каждую статью расходов можно сократить.

Но в общем и целом все, что до 40 тыс. долл. в год (то есть не больше 3 тыс. в месяц) – это реально уровень от зарплаты до зарплаты, без излишеств. И отпуск не оплачивается, и по отпускам, как правило, не ездят. Максимум – сели на тачку и сгоняли в Лас-Вегас. Ну и многие прилично тратят на “травку” – Лос-Анджелес же... Плюс долларов 300 в месяц на обеды в рабочие дни.

В данном случае речь идет про Лос-Анджелес, само собой, в глубинке цены ниже. В Калифорнии и бензин самый дорогой, и автостраховка. И цены на квартиры высокие, выше только в Нью-Йорке, Сан-Франциско и еще в некоторых городах на восточном побережье.

При этом, конечно, все эти квартиры, которые ты снимаешь в складчину с приятелем, которые стоят примерно 1500 долл. в месяц, они в разы выше по качеству, чем жилища на московском рынке недвижимости. Это уже комфортное модное жилье, с бассейнами, саунами, кортами, подземной парковкой, тренажерным залом и барбекюшной зоной, а не московские халупы. То есть комфортная жизнь там более-менее доступна всем, кто не стесняется работать 40–60 часов в неделю.

Как правило, если ты работаешь каким-нибудь работягой из инженерно-технического персонала, то зарабатывать ты будешь больше, чем на низких “планктонных” позициях.

– Существует ли тринадцатая зарплата? Есть возможность карьерного роста?
– Ну самая низкооплачиваемая, наверное, какой-нибудь production assistant (администратор) “подай-принеси” и receptionist (секретарша) – долларов 10 в час, скорее всего, тоже до налогов. Менеджер вообще понятие ооооочень растяжимое. С тринадцатыми зарплатами и премиями в США не был знаком. Хотя, конечно, я не знаю, как на самом верху – наверняка себе какие-нибудь премии выписывают. А так вроде без всяких дополнительных оплат. И, естественно, никаких тебе оплачиваемых больничных и т.д. Более того, периодически команду отправляли на недельку (а иногда две) на hiatus – неоплачиваемый отпуск. На эту неделю-две подавали заявку в EAD на пособие по безработице и его получали от государства (максимальная сумма пособия в Калифорнии – 450 долл. в неделю). Сумма зависит от того, сколько денег ты заработал за последние два (или три) года. И получать его можно не больше, чем полгода. Работали мы пять дней в неделю. Если точнее, рабочий день более-менее нормированный, у нас был 9-часовой рабочий день (с 9 до 19), с часом перерыва на обед. У тех, у кого продакшн более живой, день может быть и ненормированный.

Еще есть ночные смены, особенно у монтажеров. Монтажки обычно работают 24 часа в сутки, по три нормированных смены по восемь часов. У меня друг работал монтажером на NBC, в ночную смену восемь часов – зарплата была 50 долл. в час, но их там тоже постоянно сокращали. Полгода работал, полгода проедал накопленное и за счет жены жил…

– Да, на такой работе капитал не сколотишь…
– Ну да, но у него хотя бы выходило 2 тыс. долл. в неделю в период работы…

– 8 тыс. в месяц? Достойно. Там тоже без связей нельзя?
– Ну на нормальные должности сложно, конечно, попасть. 8 тыс. минус 20% как минимум – то есть уже 6,5. Плюс полгода работаешь, полгода не работаешь, а это уже сразу превращается в 3,25 тыс. в месяц, так что все не так шоколадненько.

– Грустно.
– Угу.

Евгений Уткин
Родился в 1969 году, окончил Московский государственный университет им. Ломоносова, с 1993 года живет и работает в Риме

– Евгений, вас регулярно можно видеть в новостях на разных итальянских телеканалах. Вы комментируете новости из России. Скажите, такая работа – а это именно работа, не сомневаюсь – хорошо оплачивается?
– Да, мне часто приходится появляться в телевизионных новостях, комментирую экономику или политику, чаще всего связанную с Россией. Это и Медиасет (Mediaset), и Скай (Sky) и РАЙ (Rai), то есть главные национальные каналы. Иногда плотность выступлений возрастает, и, к сожалению, это часто связано с трагическими для России событиями. Как например, в последнее время смерть посла Андрея Карлова в Турции или крушение самолета Ту-154. Мне даже пришлось сказать как-то в эфире, что предпочитаю вообще не появляться на ТВ, чем по таким грустным поводам. Но, конечно, выступать, когда есть такая возможность, необходимо – только так можно донести свое мнение, часто отличное от господствующего мэйн-стрима, телезрителям Италии.

И хотя только за последние пару недель мне пришлось поучаствовать в не меньше дюжины прямых эфиров, иногда и по три в день, я денег за это не получаю. Вероятно, как и гости программ Соловьева в России, хотя я не уверен. В Италии это обычная история. Если это твоя авторская программа – то, конечно, за это тебе платят, иногда даже очень неплохо. А экспертам, участникам программы обычно нет (ну если не считать, что если нужно, тебя доставят в студию). Так что по времени – это почти работа, но по сути – хобби. Хобби, которое засасывает.

– Как вообще вы оказались на экране?
– Я никогда не стремился быть на ТВ, закончил мехмат МГУ. Но так получилось (casi della vita, случай, как говорят итальянцы), что оказался в Италии думал, на пару лет (выучу язык, подучусь), а оказалось – на пару десятилетий. Так получилось, что с начала карьеры был связан с телевидением, работал с Eutelsat, европейским спутниковым оператором, на котором находятся сотни каналов, в том числе и российские. Помогал продвигать Интернет (в основном спутниковый, в том числе и в России), потом перешел в сотовую связь, развивая третье и четвертое поколение телекомуникационных сетей – в основном технические вопросы, а потом снова вернулся к контенту. Сначала начал писать для “Эксперта” и других российских изданий, потом в крупнейшие итальянские – Panorama, La Stampa, La Repubblica, попробовал десяток. Потом начали приглашать на радио и телевидение.

– Как вы оцениваете уровень и качество итальянского телевидения?
– Итальянское ТВ сейчас мало отличается от других европейских ТВ. Все, как везде, – сериалы, фильмы, ток-шоу, викторины (в основном заимствованные форматы). Точно не увидишь КВН, но очень много кулинарных конкурсов и передач о еде, что не удивительно, ведь еда здесь возведена в культ (даже выше футбола). В политических шоу преобладает мнение, навязанное крупнейшими американскими и европейскими каналами – CNN, BBC – и газетами. Часто просто переводятся новости с американских источников, без критического взгляда. Потому неудивительно, что преобладает негативное отношение к России и к президенту Путину, особенно на государственном канале РАИ. Потому я, пожалуй, и появляюсь там меньше всего. Больше “инакомыслия” допускает крупнейший частный медиахолдинг “Медиасет”, принадлежащий Силь-вио Берлускони, там я и бываю чаще всего.

– Может ли россиянин получить работу на итальянских каналах?
– Случай редкий, но бывает. Например, долго и успешно работала в различных программах ТВ, как ведущая и шоугел Наташа Стефаненко; в 2005–2006 годах шоугел в известной программе “Медиасета” Striscia la Notizia была Вера Атюшкина. Мужчин я не помню. Сейчас, последние пару лет, стало еще труднее. Я пытался несколько раз предложить программы про Россию, но они не прошли. Хотя, надо заметить, интерес к России достаточно высокий. Но уровень знаний очень низкий. Это уже не, слава богу, “медведь, балалайка и водка”, но Путин, “Газпром” и мороз. И попытка задеть, дискредитировать Россию. Потому мне и приходится, когда зовут, не отказываться от эфира. И иногда даже поменять или пытаться поменять общественное мнение.

Алексей Макарочкин
Москвич, продюсер, шеф-корреспондент московского корпункта японского информагентства ГРЭГО

– Вы уже много лет трудитесь на телевидение Японии. В чем заключается ваша работа?
– Если вкратце, то я подыскиваю интересные для японского телезрителя темы о России и странах бывшего Советского Союза и предлагаю японским коллегам снимать о них сюжеты для показа в основном в прайм-тайме японских телеканалов. Я также организую телесъемки по заказу японских телекомпаний.

– Как вам удалось устроиться на работу к японцам?
– Я по профессии и по диплому Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ японовед и референт-переводчик японского языка, то есть специалист по Японии в самом широком смысле этого слова. И мой искренний страноведческий интерес к этой необыкновенно яркой стране, к ее богатейшей культуре, к тщательно сохраняемым японцами культурным традициям в совокупности с опытом тридцатилетнего общения с внешне довольно закрытым, но при ближайшем общении гостеприимным японским народом позволяет мне разбираться в психологии японцев. Работа в российских СМИ на рубеже 1990-х годов и независимым журналистом в совокупности со знанием японских реалий дают возможность предугадывать, что именно будет интересно японскому телезрителю и как это лучше отснять. А интерес к России у Японии в той или иной степени всегда имелся. Поэтому я был всегда востребован при создании телепередач для показа в Японии.

– Какие основные препятствия ждут русских, желающих устроиться на ТВ в Японии, на ваш взгляд? Вообще, возможно ли это?
– Японское общество, несмотря на демократический уклад, почти полную нерелигиозность и воплощение новинок любых достижений технического, технологического, информационного прогресса в повседневную жизнь простых обывателей, достаточно консервативно в плане принятия иностранцев в свои ряды. Телевидение не исключение. И одно знание японского языка не поможет вам устроиться к японцам на работу. Прежде всего надо понимать психологию японцев, их чаяния и интересы, основывающиеся на их самобытных культурных традициях.

– Много ли русских трудится в Японии в медийной сфере?
– Японское телевидение достаточно оригинально, но в то же время в большой степени находится под влиянием СМИ Соединенных Штатов Америки, а также Великобритании. И, несмотря на это, вы найдете лишь считанное количество англоязычных иностранцев на японском ТВ. Русскоговорящих там практически нет. Лишь иногда на программы приглашают русских экспертов в той или иной области или просто свободно говорящих на японском россиян.

– Что вы можете сказать об уровне и качества телевидения в Японии?
– Оно достаточно самобытно, весьма мало политизировано и всеми силами старается удержать зрительскую аудиторию, которую отбирают Интернет и мобильный контент. Поэтому практически любые телепрограммы сопровождаются шутливыми комментариями известных медийных звезд, доступных восприятию самого не искушенного глубоким анализом телезрителя. Что вызывает удивление, когда серьезная новость сопровождается гримасами и шуточками телеведущих...

– Ходит молва о легендарной придирчивости японцев. Так ли это на самом деле?
– Огромное количество дотошных бездельников-телезрителей с занудством мародеров присылают десятки тысяч писем и звонков в адрес почти каждой программы с возмущением по поводу ошибок и оговорок, непроверенных фактов или неправильного толкования. Демократия японского общества заставляет открыто принимать и реагировать на такие возмущения. А если обиженный телезритель оказывается прав, то летят головы не только выпускающего программу режиссера, но и всего руководства программы. Поэтому все, начиная с помощника режиссера, перепроверяют правдивость фактов по несколько раз.

– Как к вам относятся коллеги-японцы? Есть ощущение, что вы иностранец? Не ощущаете дискриминацию?
– В подавляющем большинстве японских компаний существует система дедовщины, и иностранец попадает под иерархический прессинг лишь потому, что он не японец... Только независимый и интересный взгляд на обсуждаемую с японцами тему в сочетании с выказыванием уважения к традициям и японскому этикету позволяет вам продолжать общаться на равных с японскими коллегами.

– Хорошо ли оплачивается ваша работа? Точные цифры не нужны, в сравнении с аналогичной должностью в России.
– Сейчас японское ТВ переживает далеко не лучшие моменты своей истории. Бюджеты программ ежегодно сокращаются либо при старом бюджете делается дополнительно несколько аналогичных программ за одни и те же деньги. Нередки случаи, когда вместо съемочной группы, которая должна состоять из режиссера, оператора и ассистента, режиссер выполняет все в одном лице: в течение рабочего съемочного дня он сам снимает на камеру, да еще ночью монтирует.

Вера Атюшина
(VeraAtyushina)
Родилась в 1982 году в Республике Тыва, г. Кызыл, окончила Уфимский механико-технологический колледж по специальности “Экономика и бухгалтерский учет”. В 2002 году переехала жить в Италию. C 2004 по 2005 год работала в кадре в одном из самых известных телешоу страны. Живет в Риме

– Как вы попали на телевидение? Вы не работали в “ящике” в России, и вдруг оказались звездой итальянского телевидения. В чем разгадка?
– В 2002 году я переехала жить в Италию. Днем работала на лодочной заправочной станции, а по вечерам барменом в кафешках. Вскоре заправочная станция была закрыта. Оставшись без работы, я вспомнила учение бабушки – вязание. В Италии очень ценится хендмейд. Таким образом, я начала вязать на заказ, благодаря чему выживала и оплачивала съемную квартиру. За вязанием я смотрела телевизор, благодаря которому я пополняла свои знания в итальянском.

В эфире постоянно мелькала реклама ежегодного конкурса, на котором выбирают двух девушек на роль ассистентов ведущих в мегапопулярном итальянском телешоу Striscia la Notizia (в этом году передаче исполняется 30 лет!), выпускаемом в прайм-тайм на пятом канале MediaSet (самая крупная частная медиа- и телекоммуникационная компания Италии). Эта сатирико-аналитическая программа является пародией на ежедневные новости, в которых высмеивается правительство, раскрываются различные аферы, коррупция и т.д. Телеведущим в шоу постоянно помогают две девушки (они же – Велины) – Блондинка и Брюнетка. Ассистентки подносят ведущим срочные новости и сводки, танцуют, улыбаются, становятся этакими “лучами света” в темном мире интриг и политики.

– И что дальше? Вы выиграли конкурс?
– Еще подростком я заняла призовое место “Мисс фотомодель Сибири” в тывинском конкурсе красоты. Я вновь решила испытать судьбу и отправила свои фото без макияжа (одно из условий отборочного тура) и данные о себе на конкурс. Пройдя все туры, благодаря зрительскому голосованию и мнению жюри 23 сентября 2004 года я стала официальной Велиной-Блондинкой в Striscia la Notizia. Так начались мои приключения на итальянском телевидении, которые продолжались целый год. Я очень горжусь тем, что выиграла тогда конкурс, без чьей-либо помощи. Это была чистая победа. Мне удалось воплотить в жизнь мечту очень многих девушек, а также стать единственной русской в эфире канала.

По истечению контракта с MediaSet я ушла с телевидения. Стала сотрудничать с различными изданиями, снималась в рекламе и музыкальных клипах, принимала участие в радиошоу, посещала театральные курсы и работала в театре. В общем, жила очень насыщенной жизнью. Конечно же, поступали предложения работы от других телеканалов. Но одни из них были для меня неинтересны, а к получению других путь лежал через горизонтальную плоскость (через постель – прим. ред.). Такой вариант решения вопросов для меня неприемлем, поэтому приходилось отказываться.

– Что вы можете сказать о качестве и уровне программ на Апеннинском полуострове? Какую роль играет телевизор?
– Телевидение в Италии, как во всем мире, – это мощнейший инструмент влияния на людей и их восприятие мира. Это огромные деньги и сильный политический инструмент. Изменилось ли оно со временем? Да! У телевидения стало больше власти, больше свободы, но меньше качества.

– Чем вы занимаетесь сейчас?
– На сегодняшний день я стала много работать с различными благотворительными организациями, являюсь ведущей модных показов, социальных и культурных мероприятий, даю интервью и участвую в различных съемках.

С июня 2016 года я являюсь официальным лицом итальянского модельера Pierangelo Masciadri, который выпускает аксессуары и одежду из натурального шелка. Параллельно со светской жизнью я пришла в бизнес, являюсь соучредителем и исполнительным директором компании, которая выпускает продукцию, позволяющую людям не храпеть, тем самым сохраняя сладкий сон для себя, любимых, и своих близких.

Напоследок приоткрою секрет: совсем недавно большим творческим подарком для меня стало подписание контракта на роль в историческом фильме, съемки которого начнутся очень скоро. Так как это будет моя первая роль такого плана – жду с большим нетерпением возможности попробовать себя в новом амплуа.


Ахмед Сулейманов (псевдоним)
1980 года рождения, лингвист по образованию, работал редактором в телерадиовещательной корпорации КНР CCTV (“Центральное Китайское Телевидение”), женат на китаянке, живет в Пекине

– Как вы нашли работу в Китае?
– Я устроился в 2009 году. На CCTV берут через знакомых, один мой приятель-китаец меня известил, что если хочешь, то можешь отправить туда-то резюме. Так меня и приняли.

–Что входило в ваши обязанности?
– Сейчас я не работаю, уволился в мае 2016 года, работал с момента открытия канала, первую партию взяли не журналистов, а со знанием языков. На CCTV есть пять каналов на иностранных языках, на всех языках ООН, шестой канал – на китайском.

– Насколько сложно привыкнуть к работе и жизни в Китае?
– Адаптироваться к жизни и работе в Китае сложно. Это зависит не от национальных особенностей, способность к адаптации у всех разная. Я такой человек, что мне адаптироваться легко к разным культурам. У нас на китайской филологии в университете, где я учился, было много девушек и ребят, ну сначала они шли туда за экзотикой, интересно все-таки, а потом на третьем курсе их отправляли на стажировку в Китай. Многие возвращались оттуда невеселые и даже с ненавистью к китайцам. Все китайское им становилось чуждым, противным. У кого смелости хватало, тот менял профессию. У кого не хватало – работают гидами. В принципе, адаптироваться сложно, необычная культура и многое другое может шокировать.

– Как китайцы относятся к иностранным коллегам? Не было дискриминации по отношению к вам?
– Дискриминации нет, просто китайцы любят послушных. Они вроде хотят, чтобы все было профессионально, но не любят, когда им в глаза говорят, что они сами непрофессионально работают или у них “косяки”. Строптивых не любят, а без строптивых не получается. Журналисты – это профессия творческая, народ приезжает горячий. И он, допустим, привык работать в одном формате, а тут приезжает и видит совершенно другое. Как бы попутно отвечу на вопрос о продвинутости телевидения в Китае: государственное телевидение CCTV – оно абсолютно непродвинутое, то есть это советское телевидение 60-х годов.

– Какой уровень заработной платы на телевидении в Китае? Можете сказать?
– Средняя зарплата на “ССТВ-Русский” сейчас где-то 15 тыс. юаней (2300 долл. США). Это хорошая сумма, но с уровнем цен в Пекине бльшая ее часть уходит на съем квартиры, питание и т.д. Если раньше несколько тысяч долларов воспринимались как очень высокая зарплата, то сейчас сэкономить куда труднее. Сейчас ВВП на душу населения в Китае высок, как никогда, однако и в мегаполисах стоимость жизни выросла. В последние пять лет все сильно подорожало, была жесткая инфляция, не подорожала только одежда. Поэтому если раньше Китай только экспортировал, то сейчас китайские компании занимаются импортом российского продовольствия и товаров, кто-то успешно, кто-то нет.

– Много ли оригинальных программ приходилось производить?
– Только англоязычный телеканал снимает много своего контента, все остальные – русский, английский, французский и т.д. – настолько ленивы, что брали в основном с китайских каналов и переводили на свои языки. Мы заново монтировали, подгоняя видео под свой формат. Поначалу брали целиком видео, даже не заморачиваясь сильно, чтобы текст на русском языке ему соответствовал. В мои обязанности входил перевод текстов с английского и китайского языков. Потом я научился писать в журналистском стиле с учетом того, какая картинка у тебя есть.

– Как бы вы вкратце охарактеризовали китайское телевидение?
– Китайское ТВ сильно продвинуто в плане денег. У Китая полно денег, и телеканалы закупают лучшую технику, в Финляндии например. Техники китайского производства мало. И все это закупают, а в результате оказывается, что нет людей, которые умеют этим пользоваться. Подача новостей отсталая. Дикторы все подводки читают в хронологическом порядке. Нет какой-то динамической подачи. Поэтому, когда иностранцы приезжают, они начинают кричать и ругаться, а это китайцам не нравится. Начальство расторгает контракты. А так дискриминации нет. Главное, чтобы хорошо работал.

– Какие основные отличия от российского телевидения вы заметили?
– Мне трудно судить, потому что в РФ я не работал. Я работал, пока был студентом, в китайской фирме. В 2005 году мне было 25 лет. И через год я уже нашел работу в Китае.

– Чем вы сейчас занимаетесь? По-прежнему работаете на телевидении?
– Я ушел с CCTV в китайскую частную фирму. Она занимается международной торговлей, логистикой, банкингом, разными проектами. Я занимаюсь практически всем сразу, и пока интересно работается.

– Как китайцы относятся к русским?
– Если это не Пекин и не Шанхай, ну даже Чанчжоу – крупный город, практически мегаполис, то как только попадаешь в провинцию, на белого человека обращают повышенное внимание. Народ ничего не смущает. Будут пальцами показывать, глазеть. Даже будут обсуждать тебя. Их не смущает тот факт, что ты говоришь по-китайски и все понимаешь. Меня это злило. Кто-то может принять это, а кто-то нет. Ну, тут уже зависит от того, что его держит в Китае, может, у него такая финансовая ситуация, что ему выгоднее в Китае и он терпит. Но адаптироваться тяжело.

– Вы москвич?
– Родился я не в Москве, я из Питера. И заканчивал факультет восточных языков СПбГУ (Санкт-Петербургский государственный университет), учился на кафедре кхмерской филологии. Кхмерский язык – это язык Камбоджи. Второй язык у меня был французский, и третий – китайский. Но так как по работе больше возможностей давали английский и китайский, то я делал упор на них. Кхмерский язык я полностью вскоре забыл.

– Вам понравилось жить в Китае?
– Трудно сказать. Я уже 11 с лишним лет в Китае, с 2005 года. Есть много моментов, которые даже меня напрягают. Но в целом я как-то принимаю, что это другая культура и мне совсем необязательно все должно нравиться. У меня жена китаянка, поэтому я не могу полностью от Китая абстрагироваться. Это уже часть моей жизни. Вся моя жизнь связана или всегда будет связана с Китаем.

– Вы не в курсе, сколько россиян работает на CCTV?
– На самом деле россиян не много. У нас штат был 100 человек, чуть больше ста вместе с китайцами, а иностранцев – человек 30. Большинство – это белорусы, еще украинцев парочка, но потом они уехали. В новостях белорусы – это мощный костяк, у них же ситуация хуже, чем в России, с экономикой. И у журналистов зарплаты маленькие, а тут зарплаты предложили хорошие, и они держатся. Из Казахстана была девушка. То есть это не только Россия, но бывший Советский Союз.

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #1, 2017
Посещений: 4679


  Автор
Иван Усачев

Иван Усачев

Продюсер, ведущий, генеральный директор “Студии Ивана Усачева”

Всего статей:  10

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций