Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Должен выбирать абонент!

В рубрику "Экономика и менеджмент" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Павел Минаев
Генеральный директор "РусИнтерКом"
Павел Минаев в 1993 году окончил Московский государственный университет связи и информатики (МТУСИ). В 2001 году – Академию народного хозяйства при Правительстве РФ, факультет "Стратегическое управление" по специальности "Директор по экономике и финансам", в 2007 году получил степень EMBA на факультете "Стратегические финансы". С 2008 года по настоящее время – генеральный директор "РусИнтерКом" (управляющей компании Группы компаний "Норильск-Телеком")

- Как ваша компания строит отношения с каналами?
- Сейчас основной технологией предоставления услуг платного ТВ в России является аналоговое телевидение -вещание с фиксированным числом каналов, от 40 до 60 в платном пакете. Есть, правда, IPTV, где вариантов формирования пакетов больше. Однако аналоговое вещание все-таки основное, поэтому формирование пакетов часто упирается в ограничения по количеству каналов в сетке. Если появляется новый канал, то возникает дилемма: какой предпочесть. Например, набору каналов Discovery есть альтернатива -каналы Viasat. Поставить оба - значит занять частотный ресурс, а здесь оператор сильно ограничен, хотя, на мой взгляд, в любом случае он не должен решать за абонента. Соответственно, и взаимоотношения с каналами строятся исходя из этой технологической ситуации. Если канал интересный, то начинается поиск места в сетке вещания.

Есть еще один нюанс. Сигналы берутся либо с эфира, либо со спутника, либо из студии. Если канал местный, то из студии, если федеральный - с эфира или со спутника. Федеральные каналы имеют своих региональных партнеров и соответственно чаще всего уходят от прямого сотрудничества, отсылают к этим партнерам. До конца 2008 года такая модель нас вполне устраивала. Но с 2009 года мы начали активно реализо-вывать новую стратегию, которая подразумевает развитие мультимедийных услуг совместно с медийной составляющей. Мы создаем свои студии, которые обеспечивают нам обратную связь с абонентами. А раз у нас есть студии, то почему бы нам не заниматься и рекламой? И здесь мы вступаем в противодействие с политикой федеральных каналов, которые работают со своими региональными партнерами и в сфере рекламы. Именно поэтому с каналами у нас достаточно натянутые отношения. Вопросы взаимодействия решаются с трудом, скорее даже не решаются.

- Какого рода проблемы остаются нерешенными между каналами и операторами? Это проблемы экономического или правового характера?
- Отчасти я уже ответил на этот вопрос. Есть и экономические проблемы, и правовые. Бизнес-модель сейчас действует следующая: каналы зарабатывают на рекламе, потом платят эфирным распространителям в виде РТРС и востребованы всей страной, как они думают. На самом деле, более 50% аудитории смотрят кабельное телевидение, а взаимоотношения с кабельными операторами у федеральных и региональных каналов прямо противоположные: кабельный оператор платит каналу за то, что он его распространяет. Вот такая немного парадоксальная ситуация. Другие взаимоотношения каналы устанавливать не готовы, потому что понимают - изменится экономическая составляющая. И естественно, не хотят менять существующие бизнес-процессы. В данном случае мы пока на это не очень претендуем. Есть и правовые аспекты, и эта тема обсуждается так давно и активно, что даже успела наскучить. Как известно, на одно юридическое лицо можно получить две вещательные лицензии. То есть, если оператор выбрал канал Discovery, который не имеет лицензии, он может получить ее на себя, ну и еще одну, но на этом все. А как быть с третьим, четвертым каналом?

Вопрос о получении каналами вещательных лицензий уже решен государством.

Регистрируются российские юридические лица, регистрируются СМИ и получают лицензии. Но даже такая схема заставляет вещателей, имеющих несколько каналов, создавать несколько юридических лиц, что неудобно.

На данный момент все ощутимее и другая проблема: вещательная лицензия обычно привязана к конкретной территории - к городу либо краю. Но что делать с лицензией в том случае, когда телевидение уходит в Интернет? ВВС, например, уже давно осваивает эти просторы. В Англии интернет-реклама имеет гораздо больший оборот, чем реклама на телевидении. Все больше каналов перебирается в Интернет, а он не имеет четкой привязанности к какой-либо территории. И здесь возникает огромная проблема. Если есть оператор, который начинает вещание в Интернете, то непонятно, как ему взаимодействовать с каналами, на какую территорию получать лицензию.

- То есть вы считаете, что цифровизация повлияет на взаимоотношения каналов и операторов?
- Если понимать цифровизацию, как переход на цифровой формат в кабеле, в эфире, то повлияет. Если говорить про цифровизацию в части перехода на эфирное DVD-T-вещание, то распределение сегментов платного телевидения в ближайшее время, я думаю, сильно не изменится. Есть уже европейский и азиатский опыт, есть понимание того, что эфирное вещание останется в тех рамках, в которых оно сейчас существует. И неважно, в аналоге оно транслируется или в цифре. Другое дело, что если цифровое DVB-T-вещание станет коммерческим, если государство скажет, что оно выполняет не только социальную функцию (100%-ный охват населения ТВ-вещанием), а еще и планирует зарабатывать на этом деньги, то будет уже совсем другая ситуация. Правда, я считаю, что государство не должно заниматься коммерциализацией цифрового вещания. Для него приоритетны социальные функции, в частности поддерживать стабильность в стране.

- На сегодняшний день количество каналов продолжает увеличиваться. Сохранится ли, на ваш взгляд, эта тенденция или многие каналы все же не выдержат конкуренции?
- Действительно, количество каналов увеличивается, но нельзя сказать, что в геометрической прогрессии. Новые каналы появляются, но и многие существующие умирают. Создание и поддержание канала на плаву - достаточно затратное дело. Скорее можно говорить о своеобразных эволюционных изменениях. Однако сказанное выше относится к отрасли в целом. Если же брать отдельные регионы, то здесь все немного по-другому. Возьмем, например, Красноярский край. Там присутствует некий набор каналов, их видно со спутника, их принимают, формируют определенный пакет и предоставляют абонентам. А есть ли среди этого набора, к примеру, азербайджанский канал? Нет, его нет. Нашлись бы люди, которые хотели бы его смотреть? Конечно, но такой канал в сетке вещания не появляется. Причины очень простые. Первая - технические ограничения. Если менеджеру приходится выбирать между Viasat и Discovery, то ему явно не до азербайджанского канала. Вторая причина: азербайджанского населения в Красноярском крае не так много, а затраты на канал однозначно превысят его окупаемость. Поэтому оператор вынужден принимать решение за абонентов. Если устранить эти препятствия, то количество каналов сразу увеличится. И не потому, что их начнут резко создавать, а потому, что их просто начнут брать. Решить проблему можно только с помощью цифры.

У различных городских телевизионных студий, которых в городах масса, другой эволюционный процесс, связанный с ци-фровизацией. В основном они вещают в эфире и при переходе на цифру, к сожалению, остаются как бы за бортом. Что с ними будет - не знает никто. Скорее всего, они превратятся в какие-то корреспондентские пункты наиболее мощных региональных каналов либо присоединятся к ярким телевизионным игрокам.

- Сколько каналов должно быть в пакете, чтобы он заинтересовал абонента? И какое пакетирование оптимально — максимально большой пакет или несколько пакетов для специализированной аудитории?
- Я уже не раз высказывал свое мнение: чтобы определить, сколько должно быть каналов, нужно дать абоненту возможность решить, сколько он хочет смотреть. Тогда станет совершенно ясно, сколько каналов должно быть в пакете.

Что касается пакетирования, то, думаю, здесь все упирается не в абонента, а в сами каналы. Они понимают, что выпусти сейчас этого джинна из бутылки, и абонент реально начнет голосовать кнопкой, своими деньгами. И тогда начнется серьезная конкуренция. Каналам придется решать, стоит ли показывать в своей сетке вещания программы годичной давности. Если это интересно, но занимает 70% всего вещания, то, наверное, придется отказаться. А это означает, что нужно создавать и предлагать что-то новое, а новое всегда связано с большими затратами.

- А вы как-то помогаете своим абонентам?
- Это вопрос технологии взаимодействия, но она пока не разработана.

И именно в этом и проблема, о чем я тоже уже не раз говорил. Именно это заставляет оператора принимать решение на свое усмотрение, хотя зритель может думать совсем иначе. Еще два нюанса, влияющие на ситуацию с наполнением сетки вещания. Первый -оператор должен учитывать экономический аспект. Второй - абонент не знает всей широты контента, и если показать ему все, то выбор может быть и диаметрально противоположным. Еще раз повторю: предоставить абоненту возможность сделать выбор - важнейшая на сегодня задача оператора. И все операторы пытаются ее решать. Процесс очень сложный, но, возможно, в ближайшие два-три года все заработает. Пока есть некие подводные течения, которые приходится преодолевать, многое зависит не только от операторов и каналов, а от регуляторов отраслевого рынка. И регуляторы должны заниматься этой проблемой.

- А если абонент, наконец, будет сам выбирать каналы, то как будут конкурировать операторы?
- Ровно так же, как конкурируют операторы, предоставляющие услуги Интернета. Сейчас в Москве этот рынок хорошо отрегулирован. Если взять, например, Красноярск, то, зайдя в любой подъезд, вы увидите по пять интернет-операторов. Чем отличаются? Ничем. Скорость, оборудование, тарифы - все приблизительно одно и то же, а внутрисетевые ресурсы, как правило, общие. Исходя из каких принципов выбирает абонент? Исходя из качества сервиса, качества обслуживания. Попробуйте позвонить известному московскому оператору в службу поддержки либо позвонить локальному домовому оператору, и вы тут же почувствуете разницу. Также стоит помнить о том, что рынок реально консолидируется. Мы все видим, куда идет процесс, видим, что у нас есть три федеральных мобильных игрока плюс государственный игрок или, как, например, в Красноярском крае, достаточно сильный местный игрок, который может как-то конкурировать. Но если сейчас и есть альтернативные операторы, то скоро их купят более крупные игроки.

Поэтому конкуренция среди операторов, предоставляющих мультимедийные услуги, ничем не будет отличаться от интернет- и мобильной конкуренции.

- И все же по какой схеме должны строиться взаимоотношения между каналами и операторами? Кто кому, на Ваш взгляд, должен платить?
- Мое личное мнение - не бывает каких-то стандартных схем. Сейчас федеральные и региональные операторы платят РТРС за распространение в эфире, правильно ли это? Наверное, да. С другой стороны, если я, например, СТС, уважаемый канал, который реально вкладывает деньги в творческое и техническое развитие, и при этом абонент дает понять, что хочет меня смотреть, а кто-то приходит и говорит, что за это нужно заплатить отдельно - это, конечно, перебор. Есть и другая крайность - это когда платит кабельный оператор. Я думаю, что не существует единой схемы взаимодействия. В каждом конкретном случае следует вести переговорный процесс и решать индивидуально. А решений на самом деле масса. Может канал платить за свое распространение, или оператор за то, чтобы вещать этот канал. А возможен и промежуточный вариант - делить доходы, делать совместные встречные платежи, обмениваться какими-то прерогативами. Например, канал может получить определенную кнопку, как это происходит сейчас с “Первым каналом”. Общий вывод, не очень оптимистичный. К сожалению, каналы пока не готовы вести переговоры с кабельными операторами из-за всего того комплекса проблем, о которых мы говорили.

Беседу вела Дарья Минакова

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #2, 2011
Посещений: 11316

Статьи по теме

  Автор

Павел Минаев

Павел Минаев

Генеральный директор "РусИнтерКом"

Всего статей:  2

В рубрику "Экономика и менеджмент" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций