Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Наследие советского телевидения и радио: время собирать камни... Гостелерадиофонд защитил права

В рубрику "Регулирование и стандарты" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Наследие советского телевидения и радио: время собирать камни...Гостелерадиофонд защитил права

В 2010 году Гостелерадиофонд обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы о признании недействительным договора, который ООО "Серебряный глобус" считало правовым основанием для деятельности по продаже прав на советские телевизионные фильмы. Но суды первой, апелляционной и кассационной инстанций не поддержали исковые требования. Это вынудило Гостелерадиофонд обратиться в Высший арбитражный суд РФ о пересмотре дела в порядке надзора. 9 апреля с.г. было опубликовано Постановление президиума Высшего арбитражного суда РФ, который поддержал доводы надзорной жалобы Гостелерадиофонда и вынес решение о судьбе советских телефильмов. Мы беседуем с Игорем Алексеевичем Куницыным, заместителем директора Г остелерадиофонда, кандидатом юридических наук, и Светланой Владимировной Львовой, адвокатом Г остелерадиофонда
Игорь
Куницын
Заместитель директора Гостелерадиофонда, к.ю.н.
Светлана
Львова
Адвокат Гостелерадиофонда

ВС: Игорь Алексеевич, расскажите, кому принадлежат права на советскую телерадиопродукцию?
Игорь Куницын: Гостелерадиофонд — крупнейшее и в России, и в мире собрание советского аудиовизуального наследия. Оно составляет 93% нашей коллекции и включает телефильмы, передачи, аудиозаписи, фото- и изоматериалы, созданные производящими и вещательными структурами Гостелерадио СССР.

По состоянию на 1995 год права на весь массив телерадиопродукции Гостелерадио СССР принадлежали Российской государственной телерадиовещательной компании "Останкино". В связи с принятым в этом же году Президентом РФ решением о ликвидации этой компании нужно было определить, кому будет передано принадлежавшее "Останкино" аудиовизуальное наследие. И сама компания "Останкино", и вся старая телерадиопродукция, которой она обладала, в полном объеме принадлежали государству. По этой причине в том же году Президент РФ поручил Правительству РФ предусмотреть, чтобы телерадиовещательные организации могли на основе договоров с Гостелерадиофондом использовать эту телерадиопродукцию.

Поскольку управление федеральной собственностью — прерогатива Правительства РФ, последнее наделило Гостелерадиофонд функциями правопреемника в части полномочий на телерадиопрограммы, передачи, фонограммы и аудиовизуальные произведения. Постановление об этом было принято в полном соответствии с российским законодательством, международным правом и зарубежной практикой.

В специальных рекомендациях ЮНЕСКО указывается, что официально признанные аудиовизуальные архивы в отношении аудиовизуальных документов, которые они хранят, должны иметь права вещательных организаций и производителей фонограмм. Так, например, Национальный аудиовизуальный институт Франции, который является аналогом нашего фонда и мировым лидером в сфере аудиовизуального архивирования в отношении телерадиопродукции, созданной на средства государства, через пять лет с момента ее создания получает права интеллектуальной собственности на нее.


Постановление Правительства РФ, о котором я говорю, было исполнено еще в 1996 году, а наделение Гостелерадиофонда правами интеллектуальной собственности на советскую телерадиопродукцию — свершившийся и документально подтвержденный факт. Теперь это подтверждено и Постановлением Президиума ВАС РФ.

ВС: Кто ваши потребители или клиенты?
И.К.: Мы работаем для всех без исключения. Но исторически сложилось, что Гостелерадиофонд всегда был и остается элементом системы телерадиовещания, поэтому непосредственно нашими услугами пользуются в основном телеканалы и радиостанции. Большинство из них добросовестно сотрудничают с нами, приобретают у нас лицензионные права. Мы также сотрудничаем с легальными интернет-ресурсами и издательствами.

ВС: Почему Гостелерадиофонд обратился в суд?
И.К.: Нами было выявлено, что на некоторых телеканалах демонстрируются советские телевизионные фильмы без лицензии Гостелерадиофонда. Мы выяснили, что в обоснование таких показов каналы ссылаются на договоры с компанией ООО "Серебряный глобус". Обратившись в эту компанию, мы узнали, что продажей прав на фильмы она занимается на основании сомнительной цепочки договоров, в начале которой — договор о совместной деятельности от 14 февраля 1995 года, заключенный между Российской государственной телерадиовещательной компанией "Останкино" и АОЗТ "Экран века". Из представленных ими документов следовало, что, по их мнению, права они получили навсегда.


По мнению Гостелерадиофонда, ООО "Экран века", заключив агентский договор с ООО "Серебряный глобус", фактически присвоило принадлежащие Российской Федерации исключительные права на телевизионные фильмы. Поскольку нам предоставлены полномочия по защите этих прав, мы отреагировали.

ВС: А какими фильмами распорядилась эта компания?
И.К.: В приложении к оспариваемому договору приводится список из 410 наименований телевизионных фильмов. Без преувеличения можно сказать, что в него вошел "золотой фонд" советского кинотелевизионного искусства. Воздействие этих фильмов на сознание людей сравнимо с работой десятков тысяч учителей и воспитателей. Среди телефильмов встречаются всем известные и даже знаковые картины, например "Семнадцать мгновений весны", "Место встречи изменить нельзя", "Государственная граница", "Здравствуйте, я ваша тетя", "Следствие ведут знатоки", "Бумбараш", "Визит к минотавру", встречаются детские фильмы: "Приключения Буратино", "Капитан Немо", "Каникулы Петрова и Васечкина...". В 1998 году эти фильмы в составе коллекции Гостелерадиофонда отнесены к культурному наследию народов Российской Федерации.

Представьте себе, какая-то коммерческая структура в своих интересах распорядилась нашим наследием. И это в то время, когда на протяжении десятилетий Гостелерадиофонд открыто и непрерывно выполняет возложенную на него функцию, имея общепринятое понимание этой функции со стороны государства, общества и наших потребителей. Мы добились того, что и в судах общей юрисдикции практика подтверждает полномочия Гостелерадиофонда.


И тот факт, что президиум Высшего арбитражного суда РФ отменил неверные судебные акты и принял решение по существу дела — беспрецедентно важное событие.

И это не просто слова. Многие люди восприняли это решение как свою личную победу. А то обстоятельство, что судебный акт совпадает с ощущением справедливости большого количества людей, по-моему, самый главный критерий его важности и истинности.

ВС: Что послужило основанием для признания оспариваемого договора недействительным?
Светлана Львова: Во первых, Высший арбитражный суд установил, что наши ответчики не имели каких-либо прав на телефильмы, потому что договоры, на основании которых они это делали, являются ничтожными. Причина в том, что договор с РГТРК "Останкино" не содержал необходимых условий, которые по закону должны содержаться в договоре о передаче авторских и смежных прав.

Хочу обратить внимание еще и на то, что в отличие от договора с РГТРК "Останкино" в последующих договорах, которые заключали эти коммерческие организации, формулировка объема их полномочий сильно увеличилась. То есть они вдобавок еще и приписали себе права, о которых прямо не говорилось в первоначальном договоре.

Во-вторых, нижестоящие суды неверно истолковали правовые акты, в соответствии с которыми Гостелерадиофонд, как обладатель исключительных прав, наделен полномочиями самостоятельно решать вопросы предоставления фондовых материалов пользователям путем заключения договоров. Не было дано оценки положениям Устава Гостелерадиофонда, где зафиксированы полномочия по распоряжению исключительными правами на аудиовизуальные произведения и полномочия по их защите. Более того, суды ошибочно строили свои выводы на недействующей редакции устава. Также отмечено, что не была учтена имеющаяся судебная практика.


В-третьих, суды не учли, что еще 18 января 2007 года Гостелерадиофонд и ООО "Экран века" подписали протокол, где последний признавал полномочия Гостелерадиофонда. Ведь оспариваемый договор был заключен уже после подписания этого протокола.

ВС: Почему же тогда первоначально суды отказывали Гостелерадиофонду в иске?
С.Л.: В основу отказов судами был положен довод о том, что Гостелерадиофонд не является заинтересованным лицом.

По существу, суды априори согласились с договором от 1995 года. В качестве мотивировки использовался тезис о том, что, поскольку права были проданы до принятого в 1995 году Постановления Правительства РФ "О Государственном фонде телевизионных и радиопрограмм", к фонду такие права перейти не могли. Но здесь суд первой инстанции в свое решение заложил логическое противоречие, так как цель подачи нашего иска как раз и заключалась в том, чтобы разобраться, действительно ли эти права были проданы или это фикция? И поэтому, не рассмотрев поставленных нами вопросов, правильное решение было вынести просто невозможно.

ВС: А в чем заключается неправильность трактовки указанного вами Постановления Правительства РФ ?
И.К.: Дело в том, что в постановлении используется специальный термин "фондовые материалы". И при его толковании суды не учли имеющиеся в деле доказательства и судебную практику по другим делам. Это привело к ошибочному выводу о том, что государство наделило нас лишь правами на материальные носители.

Происхождение этого термина — следствие уникальности нашей коллекции. Гостелерадиофонд является одним из немногих федеральных архивов, который хранит очень разнородные материалы: и телефильмы, и телепередачи, и фрагменты различных видео- и аудиозаписей, и радиопередачи, и фонограммы, и фотографии, и даже текстовые документы, например монтажные листы и микрофонные папки.


Исторически, в течение нескольких десятилетий, сложилось, что собирательный термин "фондовые материалы" используется для обозначения всего этого многообразия. По действующему уставу под ними понимаются как материальные носители с зафиксированными на них результатами интеллектуальной деятельности, так и права на них.

В свое время этот термин стал камнем преткновения в спорах между различными экспертами. Однако, вы уж меня простите, но мне кажется наши оппоненты рассуждали несколько предвзято и некорректно. Они пытались свести понятие "фондовые материалы" к понятию "архивный документ", а это неправильно, так как архивный документ — материальный носитель с зафиксированной на нем информацией вообще, а фондовые материалы — содержат именно результаты интеллектуальной деятельности.

С.Л.: В постановлении 1995 года говорится о том, что государство наделяет Гостелерадиофонд полномочиями именно на аудиовизуальные произведения, передачи, фонограммы и т.д. А полномочия на эти объекты — не что иное, как авторские и смежные права. Подтверждение тому ссылка на Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", предметом регулирования которого были отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений, а также фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания.

В Постановлении Президиума ВАС РФ определено, что теперь только такое толкование постановления правительства "О Государственном фонде телевизионных и радиопрограмм" является верным.

ВС: Хорошо, Высший арбитражный суд сказал свое слово, а что дальше?
И.К.: Мы продолжим работу по защите прав нашего государства на телерадиопродукцию, созданную в системе Гостелерадио СССР. Многие проблемы, к сожалению, "застарели", потому что были заложены в 1990-е годы, когда понятие об авторском праве в обществе было очень размытым. Состоявшееся Постановление ВАС РФ поможет нам в работе по "возврату" государству советского аудиовизуального наследия, но нужно иметь в виду, что оно касается лишь совсем небольшой его части.

Кстати, некоторые проблемы, заложенные в то смутное время, нам удалось решить в досудебном порядке. Так, пару лет назад нам удалось расставить все точки в вопросе о принадлежности Гостелерадиофонду прав на телефильмы, произведенные Творческим объединением "Экран" — главной фильмопроизводящей структурой Гостелерадио СССР. А как известно, еще в начале двухтысячных годов этот вопрос широко дискутировался и даже рассматривался в судах. Этому предшествовала серьезная переговорная работа, проведенная директором Гостелерадиофонда Виктором Ивановичем Осколковым.

С.Л.: Благодаря работе в архивах мы собрали мощную доказательную базу. Теперь мы располагаем необходимыми документами, подтверждающими права нашего государства и полномочия Гостелерадиофонда на советское аудиовизуальное наследие, которое он хранит. Некоторые из этих документов раньше находились под грифом "секретно". Сейчас мы апеллируем не к спекулятивным построениям, как наши оппоненты, а к конкретным документам и фактам.

ВС: Насколько я понимаю, существуют и аналогичные ситуации...
И.К.: Да, вы правы, это ситуация не единичная. Помимо того, о чем я рассказал, можно привести еще два примера, правда, не имеющих прямого отношения к Гостелерадиофонду. Достаточно вспомнить о том, как в 1992 году были проданы эксклюзивные права на "золотой фонд" российской музыкальной классической музыки. До сих пор записи музыкальных шедевров в исполнении выдающихся советских артистов продаются американскими и другими зарубежными компаниями по всему миру, а наша страна ничего с этого не получает! По моему мнению, в чем-то схожая ситуация, о которой писали многие СМИ, в свое время сложилась вокруг коллекции мультфильмов студии "Союзмультфильм". Слава Богу, права на нее впоследствии выкупил один из российских финансовых магнатов.

С.Л.: Обращаю внимание, что в нашей стране всегда очень сильно беспокоились по поводу защиты прав на аудиовизуальную продукцию иностранных компаний, но много ли мы слышим о защите нарушенных прав нашего государства в этой сфере за рубежом? А такие нарушения имеют место.

ВС: Как быть в этой ситуации, можно ли ее исправить?
И.К.: Я считаю, что и можно, и нужно. Это комплексная задача, она сложна, подчас не имеет быстрого решения, требует постоянной и методичной работы на всех уровнях, но ее нужно решать, другой альтернативы не существует.

ВС: Почему?
И.К.: По Конституции каждый имеет право на доступ к культурным ценностям. Этому праву корреспондирует обязанность государства, как обладателя культурными ценностями, о которых мы говорим, предоставить такой доступ. Именно для этого мы сохраняем аудиовизуальное наследие Гостелерадио СССР.

Самым популярным способом получения информации сегодня стал Интернет. И сейчас наша приоритетная задача, чтобы любой человек мог получить доступ к нашим аудиовизуальным материалам через Интернет из любой точки мира. Для того, чтобы доступ к этому наследию стал возможен для каждого, нужно перевести аудиовизуальные материалы в цифровой формат, а это требует значительных государственных инвестиций. Благодаря ФЦП "Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009—2015 годы" надеюсь, в недалеком будущем Гостелерадиофонд сможет предоставлять такой доступ в режиме онлайн.

Но нельзя не защищать от посягательств самозванных компаний аудиовизуальное наследие, которое было создано на государственные средства и в сохранение которого они продолжают вкладываться. Без этого невозможно создать самоокупаемую и "самозатачивающуюся" систему предоставления доступа к этому разряду культурных ценностей.

ВС: А в чем здесь проблема? Что нужно сделать для исправления ситуации?
И.К.: После распада СССР Россия унаследовала гигантский массив различных объектов, относящихся к культурному наследию. Телерадиопродукция — только часть этого массива. Но главное, что к этому наследию относятся объекты, считающиеся интеллектуальной собственностью.

Культурное наследие советской эпохи создавалось в условиях совершенно другого законодательства. Основу экономической и правовой системы СССР составляла социалистическая собственность в форме государственной общенародной собственности. На этом строилось и законодательство об авторских правах. Но сейчас "правила игры" поменялись. То есть создавалась интеллектуальная собственность в одной системе координат, а использовать ее нужно по правилам рыночной экономики. Поэтому, чтобы государство окончательно не утратило контроль над этим массивом, нужно принимать меры к исправлению ситуации. Убежден, что в этом смысле сейчас "время собирать камни".

Сейчас в законодательстве отсутствуют прямые ответы на некоторые ключевые вопросы, а недосказанность порождает коллизии. Например, кому принадлежат права интеллектуальной собственности государственного учреждения? Толкование одних законов приводит к выводу, что государству, толкование других — что самому учреждению. Если последнее утверждение верно, то это означает, что в отличие от имущества, интеллектуальной собственностью оно вправе распоряжаться по своему усмотрению. А это абсурд, так как по закону все, чем владеет учреждение, принадлежит собственнику.

Еще пример. Допускается ли отчуждение исключительных прав в отношении документов, отнесенных к особо ценным объектам культурного наследия? По законодательству об особо ценных объектах культурного наследия они находятся исключительно в федеральной собственности. Однако результаты интеллектуальной деятельности охраняются не правом собственности, а исключительным правом. Норм, регламентирующих вопросы отчуждения принадлежащих государству прав интеллектуальной собственности в отношении объектов культурного наследия, в законодательстве не предусмотрено. На мой взгляд, в этом случае должны быть четко определены полномочия их владельцев и установлен специальный порядок распоряжения исключительными правами.

Думаю, что совершенствование системы управления уже имеющейся государственной интеллектуальной собственностью — необходимое условие для ухода России от сырьевой модели экономики.

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #3, 2013
Посещений: 14239

Статьи по теме


  Автор
Игорь Куницын

Игорь Куницын

Заместитель директора Гостелерадиофонда, к.ю.н.

Всего статей:  1


  Автор
Светлана Львова

Светлана Львова

Адвокат Гостелерадиофонда

Всего статей:  1

В рубрику "Регулирование и стандарты" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций