Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Вспоминая Интервидение

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Вспоминая Интервидение

Те из наших сограждан, кому сегодня около сорока, не говоря уже о представителях старших поколений, помнят, что в дни больших событий – политических, культурных, спортивных – телетрансляции советского телевидения всегда предваряли заставка Интервидения и торжественные музыкальные аккорды Д. Шостаковича. “Говорит и показывает Москва, работают центральное телевидение и все радиостанции Советского Союза, системы Интервидения и международной космической связи. Смотрите и слушайте Москву!” – от таких слов диктора ЦТ (в мужском варианте – Игорь Кириллов, в дамском – Нонна Бодрова) по организму пробегала легкая дрожь. Сегодня не пробегает – вот уже 26 лет эти слова не звучат в эфире, а название когда-то мощнейшей международной структуры – “Интервидения” – лишь иногда упоминается в связи с ретропоказом международных музыкальных конкурсов
Валентин Лазуткин
Президент Института кино и телевидения

Если название этой телерадиовещательной организации еще упоминается, хотя и редко, то более-менее грамотно рассказать о ее работе современные журналисты затрудняются. В профессиональной литературе, в журнальных статьях сведений об Интервидении крайне мало, научные исследования и диссертации на эту тему мне не встречались. В сознании современников, не без помощи вездесущих политологов, закрепилось клише: Интервидение – это телеобъединение социалистических стран, порождение холодной войны и советской политики изоляционизма. Как говорится, никого не хочу обидеть, но это искаженная, ложная точка зрения. Досадно, что в стремлении к понятийной простоте мы обедняем свою историю, игнорируем не только детали и подробности, но и исторический контекст. Надеюсь, что эти заметки помогут хотя бы частично восполнить недостаток информации.


Потребность в международном сотрудничестве заложена в самой природе радио- и телевещания. Еще в далеком 1929 году, в период бурного развития радиовещания, ряд национальных радиокомпаний, в основном европейских, создали первую совместную профессиональную структуру – Международный вещательный союз (IBU). Нашу страну в этом Союзе представлял государственный орган – Народный комиссариат почт и телеграфов, предшественник министерства связи. По мере продвижения радиофикации по странам и континентам в Союз были приняты и вещательные компании ряда стран третьего мира. Подчеркну, что на европейском театре Советский Союз был еще одинок перед лицом “коллективного Запада”.

Вторая мировая война разделила IBU на два лагеря: страны – участницы антигитлеровской коалиции и страны, сотрудничавшие с гитлеровским режимом. В первый послевоенный год IBU находился в полушоковом состоянии, осваивал новую политическую реальность. В июне 1946 года Союз созвал свою генеральную ассамблею, на которой планировалось выработать планы на жизнь в новой Европе. Однако накануне ассамблеи ряд членских организаций решили создать внутри Союза новую структуру – Международную организацию радиовещания (OIR). Генеральная ассамблея IBU пыталась этому воспрепятствовать, но не смогла. За создание OIR из 28 членских организаций IBU проголосовали 18: страны Восточной Европы – Румыния, Болгария, Югославия, Албания, а также Украинская, Белорусская, Молдавская, Литовская, Латвийская, Эстонская и Карело-Финская ССР (Россию представлял Радиокомитет СССР). Создание OIR поддержали также некоторые западноевропейские и скандинавские вещатели, среди которых выделялась RDF – французская государственная радиоструктура, располагавшая целым пакетом голосов франкофонных вещателей из своих “заморских территорий”.

Резкого размежевания еще не произошло, и в первые годы OIR размещалась в здании IBU в Брюсселе. Практической работой организации руководили два сопредседателя, один от Франции, другой от Советского Союза. Такое положение просуществовало до 1950 года. С расширением фронта холодной войны вещательные компании европейских стран (кроме стран народной демократии, СССР и Финляндии) вышли из OIR и примкнули к остальным “западникам”, сгруппировавшимся вокруг английской ВВС.

12 февраля 1950 года в курортном городке Торки на территории Великобритании 23 вещательные компании “свободного мира” учредили Европейский вещательный союз (EBU). Брюссельская штаб-квартира, высококвалифицированные специалисты технического центра, остались, естественно, за EBU, а OIR и его техническая база были перемещены в Прагу. На новом месте, едва ли не самом высоком в Праге, под названием Кавчи Горы, совместными усилиями, опираясь на помощь чехословацких связистов, была оперативно развернута необходимая техническая база. Со временем она выросла в крупный коммуникационный центр мирового уровня.

В конце 50-х годов радио по темпам развития стало быстро уступать телевидению. Вполне естественно, что с этого периода ТВ начинает занимать ведущее место в работе OIR. Отразилось это и на названии, теперь она стала Международной организацией телевидения и радиовещания – OIRT. Напомню: кроме телерадиокомпаний социалистических стран в OIRT входила финская Юлейсрадио, которая одновременно являлась и членом Европейского вещательного союза. Двойное членство сделало Юлейсрадио своеобразным мостом между двумя союзами вещателей. Это стало возможно благодаря твердой позиции ее генерального директора Айно Репо, последовательно выступавшего за реализацию линии Паасикиви – Кекконена в таком важном и чувствительном деле, как международное сотрудничество в области телерадиовещания. Эта линия претворялась в жизнь и руководителями OIRT – генеральными секретарями Миленой Балашовой, Мирославом Гржебиком и Геннадием Цодром.

В 1954 году Европейский вещательный союз для управления системами международного обмена телепрограммами, телетрансляциями и аудиовизуальным контентом создал специализированную организацию – Евровидение. Новая организация за короткий срок показала свою эффективность в формировании единого подхода к гуманитарному и техническому развитию телерадиовещания в Западной Европе. Первой международной акцией Евровидения была трансляция 2 июня 1953 года церемонии коронации Елизаветы II.

Несколько позднее, в 1961 году, в Праге была образована аналогичная система – Интервидение. В задачи этой новой организации также входил обмен программами между странами-участницами, подготовка совместных программ и их передача по своей сети, организация международных трансляций. Интервидение имело в своем составе координационно-технический и программный центры. В разные годы на постоянной основе этими структурами руководили советские представители Г. Юшкявичюс, Ж. Фомина, А. Евстафьев, В. Крылов, В. Дементьев. Были созданы комиссии по видам вещания (совещательные органы). Для решения локальных проблем образовывались специальные рабочие группы. В постоянном телеобмене между странами-участницами наибольший объем занимали информационные блоки и трансляции спортивных соревнований. За ними следовали детские, музыкальные и развлекательные передачи.

Наряду с текущей работой по обеспечению регулярного телеобмена Интервидение организовывало и свои фирменные международные акции. Большой популярностью пользовались международный телевизионный фестиваль “Злата Прага”, песенный конкурс Интервидения, а также спортивные соревнования на Кубок Интервидения.

Необходимо особо подчеркнуть, что интервизионный обмен был весомым и значительным фактором программного наполнения, в странах-участницах к нему подходили серьезно и ответственно. Например, в Гостелерадио СССР за практическую работу в системе Интервидения отвечало специальное подразделение в Генеральной дирекции программ ЦТ. Им руководил опытный телевизионщик, зам. генерального директора программ О. Либкнехт. Огромный объем работы по координации обмена программами и трансляциями четко, слаженно и высокопрофессионально выполняли И. Зыкова, Л. Круглов, Н. Ашуркова, Н. Андреева. В главной редакции информации (программа “Время”) за подготовку ежедневного блока новостей для Интервидения отвечал П. Фильчиков, мастер своего дела. Новостная получасовка в 18.00 так и называлась – интервизионный выпуск.

С первых дней существования Интервидения были установлены рабочие контакты с Евровидением. Взаимоотношения двух структур, представляющих разные политические системы, да еще в такой деликатной сфере, как вещание, давали уникальный опыт и являли собой пример общеевропейского сотрудничества. Этому во многом способствовали наши коллеги из Финляндии. Подчеркну, что работали мы на равных, хотя это и было не просто – Евровидение побогаче, да и опиралось оно на более высокий технический потенциал стран-участниц. Такого понятия, как “купить по импорту за твердую валюту”, для них не существовало. На Западе сдерживали телеинформацию из стран социализма: по данным исследовательского центра в Тампере (Финляндия), на семь сюжетов евровизионной телехроники, показанной в эфире соцстран, приходился только один сюжет, отобранный из полученных от Интервидения. Может быть, это объясняется разницей в подходах к телеинформации, избытком в наших блоках сюжетов партийно-протокольного характера. Во всяком случае, в Брюсселе получаемые от нас программы брали на запись, от режима прямых трансляций уклонялись.

Наиболее активно шла совместная работа по подготовке к трансляциям летних и зимних Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы. Этими сложнейшими вопросами занималась совместная оперативная группа. Телевизионные права на такие трансляции принадлежат соответственно Международному олимпийскому комитету и всемирным спортивным федерациям. Объединив усилия в рамках совместной оперативной группы, две международные вещательные организации договаривались о приемлемых ценах на приобретение прав, оптимизировали решение объемных и сложных организационно-технических проблем (расчеты долей в платежах за спортивные трансляции делались по так называемому ключу, важной составляющей которого были официальные статистические данные о количестве телеприемников у населения).

Поистине выдающаяся роль в реализации этих задач принадлежит Г. Юшкявичюсу. В 60-е годы, еще совсем молодым человеком, в течение нескольких лет он представлял Советский Союз в руководящих органах OIRT. Работая в Праге, накопил уникальный опыт и стал одним из крупнейших специалистов по масштабным телевизионным проектам. В дальнейшем работал заместителем председателя Гостелерадио СССР, курировал вопросы науки и техники. Его организаторский талант, разносторонние глубокие знания и личное обаяние позволяли добиваться впечатляющих результатов. Как известно, телеорганизации соцстран не передавали коммерческой рекламы, по своей структуре вещания фактически являлись публично-правовыми компаниями. На этом основании Генриху Зигмундовичу удавалось эффективно сбивать цену, экономя валютные средства OIRT. В результате сложных переговоров Интервидение платило за международные права 30% от пакетной цены, а Евровидение, соответственно, – 70%. Но были и особые случаи, когда, тонко используя политическую конъюнктуру, нюансы международной обстановки, Г. Юшкявичюс добивался особого дисконта для Интервидения. Так было при трансляциях Олимпиад из Мюнхена и Осаки. Евровидение заплатило миллионы долларов, а мы – только десятки тысяч.

Руководство Интервидением осуществлял Совет, формировавшийся по принципу “одна страна – один голос”. Во главе Совета был председатель, который должен был меняться в порядке очередности каждые два года. В силу разных причин этот порядок иногда корректировался. Председательство в Совете Интервидения не было формальной обязанностью. Каждый из председателей, а всего их за историю Интервидения было 13, сделал немало полезного. Их имена вошли в историю организации: А. Градецки (ЧССР), Н. Скачко (Украинская ССР), Ф. Кульфар (ВНР), Г. Иванов (СССР), Э. Мамедов (СССР), И. Славков (НРБ), Х. Адамек (ГДР), Р. Пену (Эстонская ССР), А. Кулласте (Эстонская ССР), Л. Барткевич (Латвийская ССР), И. Кезберс (Латвийская ССР), В. Попов (СССР). Необходимо особо отметить работу Г. Иванова, заместителя председателя Гостелерадио СССР по телевидению. Его председательство пришлось на трудные годы – 1968–1969, но Георгию Александровичу удалось и в этих условиях развить и приумножить интервизионные традиции.

Мне довелось поработать председателем Совета Интервидения с 1989 по 1992 год, в кризисный период, связанный с распадом социалистической системы. Наши коллеги в странах Восточной Европы настороженно и с опаской приняли перестройку в СССР. Всякий раз, когда я приезжал в Прагу на пару дней для участия в работе Совета Интервидения или Административного совета OIRT, в аэропорту ждала автомашина председателя телевидения ЧССР Яна Зеленки. Отбросив всю текущую работу, по несколько часов он расспрашивал меня о перестройке, о Горбачеве. Видно было, что Зеленка переживает за наши дела, как за свои кровные. Он возглавил телевидение в 1968 году, после ввода в Чехословакию войск стран Варшавского договора, и, естественно, остро и болезненно реагировал на признаки распада системы социализма, которых мы в Москве позволяли себе не замечать. В своих тревогах Зеленка был далеко не одинок, у его коллег в других соцстранах были те же настроения.


Кризис Интервидения наступил в 1989 году – году “бархатных революций” в ряде социалистических стран. В конце ноября под Варшавой проходила очередная сессия Совета Интервидения. Как всегда, для участия в ее работе прибыли руководители EBU и Евровидения. В самый разгар сессии из Праги пришла телеграмма о срочном отзыве делегации чехословацкого телевидения. Провожая наших друзей, мы понимали, что скорее всего прощаемся с ними навсегда, на сердце было тяжело. “Бархатные революции” в первую очередь сметали руководство национальных электронных СМИ. За короткий срок были заменены “старые кадры” и в других соцстранах. Однако из Интервидения бывшие соцстраны выходить не спешили, новые, “демократически ориентированные” телерадионачальники приезжали в Прагу, участвовали во всех мероприятиях. Для них была характерна острая политическая мотивированность, в то время как Интервидение со дня своего основания подчеркивало, что если и занимается политикой, то только научно-технической. В январе 1990 года, после известных событий вокруг телецентра в Вильнюсе, участники сессии Интервидения в Будапеште под нажимом некоторых делегаций впервые отступили от этого правила и приняли резолюцию, фактически осуждавшую СССР, хотя и в сдержанных формулировках.

В трудной обстановке начала 90-х организация продолжала жить и выполнять свои обязанности перед телезрителями. Аппарат Интервидения старался, как мог, удержать ситуацию, обеспечить устойчивость работы технических систем, однако было совершенно очевидно, что жить нашей организации осталось недолго. Понимал это и новый Генеральный секретарь OIRT Милан Бауман, сменивший после “бархатной революции” опытного профессионала-международника Геннадия Цодра.


За 30 лет своего существования Интервидение работало безотказно и четко, своими конкретными делами завоевало солидный международный авторитет. К середине 80-х годов эта система уже охватывала практически весь мир: на правах ассоциированных членов с ней сотрудничали все региональные вещательные союзы, а также наиболее крупные телерадиокомпании разных районов земного шара. Однако в новой геополитической ситуации Интервидение оказалось лишним: страны-участницы стремились поскорее занять места в вещательных структурах “Большой Европы”. Эфирная деятельность Интервидения постепенно сошла на нет.

Любую международную организацию, прекратившую по тем или иным причинам свою деятельность, нельзя просто закрыть на ключ и уйти, необходимо еще пройти множество ликвидационных процедур правового, финансового и технического характера. Этими вопросами аппарат OIRT занимался практически до конца 1992 года. Параллельно работала совместная группа по подготовке к созданию единой общеевропейской вещательной структуры (мне довелось быть сопредседателем этой группы). Однако реализовать эти намерения путем интеграции либо слияния двух структур не удалось. Для всех участников процесса было проще “обнулить” ситуацию и принять восточноевропейцев в члены EBU.


20 октября 1992 года в Москве открылось последнее совместное заседание внеочередной сессии Международной организации радиовещания и телевидения и Совета Интервидения. В повестке дня было три вопроса: юридическое признание прекращения деятельности OIRT, решение имущественных и финансовых вопросов, вопрос о ликвидационной комиссии. После 20-минутного обмена мнениями единогласно было принято решение о расформировании OIRT с 31 декабря 1992 года. Как и ожидалось, второй вопрос повестки вызвал горячую дискуссию. Дело в том, что согласно резолюции, принятой на этой сессии, члены OIRT, имевшие финансовые задолженности, лишались права на долю в остатке активов OIRT – свыше 3,6 млн долл. В такую сумму международные эксперты оценили эти остатки, их можно было использовать на уплату коллективного членского взноса при вступлении в Европейский вещательный союз. Громче всех кричали представители Украины и Молдовы, которые по никому не понятной логике предлагали засчитать свою задолженность перед OIRT как взнос в Европейский вещательный союз! Предложение, конечно же, не прошло.

Последним событием в коллективной жизни OIRT, закрывающим ее историю, явилось обсуждение финансовой стороны трансляций футбольных чемпионатов мира 1994 и 1998 годов. Дело в том, что еще в 1987 году OIRT заключила с FIFA договор о приобретении лицензии на трансляции футбольных мундиалей 1990, 1994 и 1998 годов примерно за 26 млн швейцарских франков. Однако после распада СССР вопрос об оплате долей новообразовавшихся государств провис, что и было зафиксировано в заключительной резолюции.

Небольшая заметка в “Коммерсанте”, озаглавленная “Интервидения больше нет. А его должники есть” по-своему подвела итог 30-летней яркой, интересной, насыщенной и порой напряженной жизни этой уникальной организации, сумевшей в условиях холодной войны, жесткого идеологического противостояния быть на высоте, не подчиниться обстоятельствам и сделать много полезного для народов стран Европы.

В течение 1993 года все телерадиоорганизации бывших республик СССР, расположенных в европейской части бывшего Союза, были приняты в члены Европейского вещательного союза. Вошли в него и вещатели из бывших соцстран. Теперь все мы – в “Большой Европе”, состоим и работаем в Евровидении. Только вот сдается мне, что ему без старого и опытного спарринг-партнера – Интервидения – живется скучновато, как говорится, “перчику не хватает”.

Фото и зархива автора

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #3, 2017
Посещений: 4152


  Автор
Валентин Лазуткин

Валентин Лазуткин

Председатель редакционного совета журнала "Broadcasting", академик Академии российского телевидения

Всего статей:  27

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций