Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Всесоюзная vs. Всероссийская

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Всесоюзная vs. Всероссийская

13 мая 2016 года исполнится 25 лет со дня выхода в эфир российского телевидения, но его история началась годом раньше и развивалась в одном русле с историей суверенизации РСФСР в составе Советского Союза. Лейтмотивом этого процесса было растущее противостояние Российской Федерации “союзному центру” по широкому кругу проблем. В числе первоочередных была проблема создания новых российских средств массовой информации, подведомственных исключительно российской власти
Валентин Лазуткин
Президент Гуманитарного института
телевидения и радиовещания им. М.А. Литовчина

На этом фронте шла серьезная борьба, рассчитанная надолго, никто ведь не предполагал скорую кончину СССР. Если запросить у Википедии расшифровку аббревиатуры ВГТРК, то ответом будет – “Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания”. Других вариантов хитроумный Интернет не знает. Только ветераны нашей отрасли еще помнят, что с февраля 1991 года почти год в стране (еще СССР) работали две ВГТРК: Всероссийская и Всесоюзная государственные телерадиокомпании. Всероссийская была создана решением Верховного Совета РСФСР от 13 июля 1990 года, а Всесоюзная – указом президента СССР от 8 февраля 1991 года.

На первый взгляд существование двух ВГТРК выглядит странно, но если разобраться в ряде взаимосвязанных событий (свидетелем и участником которых мне довелось быть в качестве зампредседателя Гостелерадио СССР), погрузиться в сложную и противоречивую атмосферу того времени, ощущение странности уходит. Важен контекст. Как известно, Б.Н. Ельцин делал политическую ставку на достижение суверенитета РСФСР и завоевание российскими властными структурами независимости от решений союзного руководства. 12 июня 1990 года на Первом съезде народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР. Так совпало, что в тот же день Верховный Совет СССР принял Закон “О печати и других средствах массовой информации”. Этот закон ждали, он отвечал на многие вопросы, рожденные в обществе “гласностью” и “перестройкой”. В частности, он открывал пути для появления телевизионных и радиокомпаний различных форм собственности, учредителями которых могли выступать советы депутатов всех уровней, партии, общественные и творческие организации и даже частные лица. Казалось, что вот теперь-то российское радио и телевидение начнут вещание не сегодня-завтра. Но ощущение свободы было недолгим.

Вскоре после принятия Закона СССР “О печати и других СМИ” 30 июня Совет министров СССР выпустил постановление “О создании в системе Гостелерадио СССР всесоюзных творческо-производственных объединений “Россия”, “Москва” и “Канал 5”. Постановление состояло из пяти пунктов, но главное в нем было то, что и ленинградское, и московское, и еще не родившееся российское телевидение рассматривались исключительно как составная часть системы Гостелерадио СССР. В рамках той же идеологии Госстрою, Госплану, Минфину СССР совместно с Советом министров РСФСР поручалось “разработать предложения по осуществлению в 1992–1995 годах строительства в г. Москве аппаратно-студийного комплекса (телецентра) для телевидения и радио РСФСР”. Таким образом, “союзный центр” жестко определил пути дальнейшего развития вещания в стране – в составе и под контролем монопольных структур Гостелерадио СССР.

Верховный Совет РСФСР, неоднократно поднимавший вопрос о необходимости российских СМИ, независимых от центра, оперативно отреагировал на союзный Закон о печати, учредив 13 июля 1990 года государственное телевидение и радио РСФСР. 14 июля (между прочим, в День взятия Бастилии – мрачного символа абсолютизма) Президиум Верховного Совета принял постановление “Об образовании Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании” и назначил ее председателем О. Попцова, а генеральным директором – А. Лысенко. Совету министров РСФСР было поручено до 15 сентября 1990 года решить вопрос о праве собственности на материально-техническую базу государственного телевидения и радио РСФСР на основе второго канала Центрального телевидения, о выделении канала радиовещания и средств связи Министерства связи СССР. Таким образом, твердо был поставлен вопрос о предоставлении России части союзных вещательных мощностей и сети распространения по территории РСФСР. Фактически, речь шла о разделе имущества с Гостелерадио СССР. Вопрос ставился справедливо, поскольку Российская Федерация внесла огромный вклад в создание материально-технической базы всего советского телевидения и радио, но своих вещательных структур, в отличие от других союзных республик, никогда не имела. Таким образом, указанное выше постановление Совмина СССР от 30 июня 1990 года было фактически дезавуировано Верховным советом РСФСР.

Но не спал и “союзный центр”. 14 июля 1990 года (в день создания ВГТРК, совпавшего, как мы выяснили, с Днем взятия Бастилии) президент СССР М. Горбачев подписал указ “О демократизации и развитии телевидения и радиовещания в СССР”. Отдельные положения этого указа действительно носили прогрессивный характер: Верховному Совету СССР было рекомендовано принять закон, регулирующий деятельность телевидения и радио в стране, впервые был провозглашен принцип лицензирования вещания. Правительству было поручено “рассмотреть комплексную программу материально-технического и финансового обеспечения потребностей вещательной отрасли с учетом необходимости строительства аппаратно-студийного комплекса телерадио РСФСР”, а также изучить предложение по использованию оборонных программ для создания новейших спутниковых систем, расширения возможностей многопрограммного телевидения и радиовещания. Указ также обязывал Гостелерадио СССР провести реорганизацию своей деятельности в целях “демократизации и децентрализации вещания”.

Еще раз отметив либерализацию законодательства в части учреждения электронных СМИ, президент в этом указе одновременно подчеркнул, что вновь учрежденные телерадиокомпании могут вести свою вещательную деятельность только за счет собственных финансовых ресурсов и только путем аренды эфирного времени и техники у Гостелерадио и Минсвязи СССР. Телевидение и радио было объявлено общенациональной структурой, не подлежащей разделу и дроблению. Это означало, что можно учредить телекомпанию и даже найти финансовые средства на ее деятельность, но получить выход в эфир, минуя Гостелерадио и Минсвязи СССР, нельзя! Вот так понимал “союзный центр” демократизацию и развитие вещания в стране.


Вслед за указом президента – новое постановление Совмина СССР от 20 июля “Об упорядочении организации телевизионного и радиовещания в СССР”. Отталкиваясь от закона СССР “О печати и других СМИ”, союзное правительство этим постановлением определило, что регистрация телевизионных и радиоорганизаций, не входящих в систему Гостелерадио СССР, осуществляется этим же Госкомитетом или его республиканскими органами, если законодательными актами союзных и автономных республик она не возложена на иные госорганы. Ряду союзных структур было дано поручение до 1 августа 1990 года разработать положение о регистрации электронных СМИ, осуществляющих телевизионное и радиовещание на территории СССР, и единую форму свидетельства о регистрации. Поскольку Всероссийская телерадиокомпания уже была учреждена Верховным Советом, высшим органом государственной власти России, под регистрацию в союзных структурах она не подпадала.

28 августа Совет министров СССР принял еще один документ. На этот раз – распоряжение о мероприятиях по исполнению указа президента СССР “О демократизации и развитии телевидения и радиовещания в СССР”. До 20 сентября 1990 года ряду союзных министерств и ведомств надлежало представить в Совмин уточненный проект комплексной программы материально-технического и финансового обеспечения телевидения и радио, опять же с учетом строительства в Москве телецентра для телерадио РСФСР; им же поручалось разработать и представить в третьем квартале предложение о порядке выделения эфирного времени, каналов и частот, а также технических средств для информационного обслуживания Советов народных депутатов всех уровней, общественных организаций и партий. Гостелерадио СССР надлежало разработать и внести предложения по собственной реорганизации “с целью более полного и свободного проявления творческих возможностей сотрудников, укрепления демократических начал, повышения материального стимулирования труда работников”. В частности, предусматривался переход на контрактно-конкурсную систему трудовых соглашений. Гостелерадио поручалось также совместно с Академией наук, Минюстом и другими союзными структурами до 1 ноября 1990 года разработать и представить проект закона о телерадиовещании в стране, “обратив особое внимание на сохранение общенациональной системы телевидения и радио, создание правовой основы деятельности телерадиовещания в новых условиях, четкое определение статуса и компетенции Гостелерадио СССР”.

О том, как восприняли указ президента в российских политических кругах, красноречиво рассказывает М. Полторанин, в то время министр информации РСФСР и главное действующее лицо в деле создания российского телевидения и радио: “Чувствовалось, что указ Горбачева готовили в спешке, в нем полно было тумана, но главная мысль припирала к стенке своей однозначностью: объявлялись недействительными любые акты республиканских, краевых и областных органов, принятые без согласования с Совмином СССР и направленные на изменение правового и имущественного положения действующих подразделений Гостелерадио СССР. Указом, как видим, возводилась преграда на пути России к созданию собственной телерадиокомпании. Недействительны любые решения, если нет на то согласия Кремля, – и точка!” (из книги М. Полторанина “Власть в тротиловом эквиваленте”).

Итак, во всех документах “союзного центра” по вопросам телевидения и радиовещания, вышедших в течение 1990 года, проводилась линия на сохранение единой системы телерадиовещания, возглавляемой и управляемой Гостелерадио СССР. Всю вторую половину 1990 года заняли многочисленные позиционные бои между российскими и союзными структурами за доступ российского телевидения и радио к эфиру. В своих мемуарах отцы-основатели – М. Полторанин, О. Попцов, А. Лысенко – уже подробно рассказали о своих походах по союзным министерским кабинетам. Полгода там забалтывали вопросы о передаче РСФСР Второго всесоюзного телеканала, закреплении за российским телевидением на постоянной основе скромной технической базы. При этом центр постоянно демонстрировал россиянам “готовность войти в положение и помочь”, но в то же время сетовал на отсутствие технической возможности выделить частоты и на перегруженность производственной базы. В общем, по словам М. Полторанина, “товарищи заводили рака за камень”.

Ценой огромных усилий все же удалось начать радиовещание. 10 декабря вышло в эфир “Радио России”. Вещало оно по неудобному графику, на разных каналах, всего несколько часов в сутки, в интервалах между передачами союзного радио. Несмотря на это, эффект был огромен, аудитория “Радио России” стремительно росла. Формат вещания, острота и актуальность поднимаемых вопросов завоевывали доверие людей. Буквально через пару недель “Радио России” уже звучало из всех домашних “радиоточек”, транзисторных радиоприемников, автомобильного радио. Взрывной успех “Радио России” напугал центр и еще больше затормозил решение телевизионных вопросов в союзных инстанциях.


Тем временем в подразделениях Гостелерадио по поручению М. Горбачева развернулась работа по реорганизации “самого себя”, писались многочисленные справки, прожекты, чертились схемы. Говоря казенным языком, шла плановая работа. Уже были подготовлены наработки, связанные с прекращением эфирной монополии Гостелерадио, с получением коммерческой и финансовой самостоятельности каналами и творческими объединениями и, самое главное, со специализацией телевизионных каналов. Первый канал переформатировался в информационно-художественный. Второй канал создавался совместно с российским телевидением и назывался “Содружество”. Третий канал, традиционно московский, преобразовывался в акционерное общество, учрежденное совместно с московскими городскими и областными организациями. Четвертый канал планировалось развивать как “телевидение XXI века”, с учетом опыта и наработок, имевшихся на советском учебно-образовательном телевидении. Пятый, ленинградский канал – как информационно-художественное телевидение. Об этих планах председатель Гостелерадио СССР М. Ненашев рассказал на большой пресс-конференции, посвященной… своей отставке: 13 ноября 1990 года он неожиданно был освобожден от должности и направлен на менее “опасную” работу – возглавлять Госкомиздат. Из Кремля доходили слухи, что Ненашева убрали за недостаточно жесткое руководство телевидением и радио. Полтора года назад, в апреле 1989 года, М. Горбачев упросил Михаила Федоровича возглавить Гостелерадио и “навести там порядок”. Будучи опытным работником идеологического фронта, глубоко и всесторонне анализировавшим общественные процессы, задачи и реальные возможности СМИ, Ненашев не обещал быстрых результатов, не делал того, с чем сам был внутренне не согласен. Работал много, копал глубоко, предметно изучал мировой опыт. О телевизионном этапе своей жизни говорит так: “Сделал больше, чем мог, но меньше, чем хотел”.

Сменил М. Ненашева Л. Кравченко – опытный телевизионщик, в недавнем прошлом работавший первым заместителем председателя Гостелерадио СССР. Теперь ему было поручено “навести порядок на телевидении и радио” (ему же было поручено не форсировать вопрос о предоставлении отдельного телеканала российскому телевидению). Л. Кравченко без раскачки взялся за это дело, возглавил процесс “самореорганизации”, резко “взял на себя руль” в решении ряда болезненных для ТВ вопросов. В ответ на декларируемую им пропрезидентскую позицию значительная часть творческой интеллигенции объявила Центральному телевидению затяжной бойкот.

 

По регламенту утверждение нового председателя Гостелерадио предстояло в Верховном Совете СССР. Однако взбудораженное общественное мнение делало эту процедуру проблематичной. Но Горбачев сманеврировал, обошел Верховный Совет, подписав 8 февраля 1991 года указ “О создании Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании”. Согласно этому указу Госкомитет СССР по телевидению и радиовещанию ликвидировался, и на его базе создавалась громоздкая структура, которая и должна была, по замыслу Горбачева и его советников, “обеспечить сохранение общенациональной системы телевидения и радио”. Но можно ли было решить эту задачу через компанию, одновременно наделенную функциями министерства, государственного вещателя, производителя огромного массива контента, монопольного пользователя гигантской сетью распространения телерадиосигнала, регулятора (лицензирование вещания, регистрация компаний), главного заказчика у промышленности средств связи, головной организации в огромной многоуровневой системе государственного вещания? Ведь на практике единство национальной системы телерадиовещания обеспечивается целостностью национальной сети распространения. Это самостоятельный и очень ответственный участок работы, за который сегодня отвечает ФГУП “Российская телевизионная и радиовещательная сеть”, а в то время – Министерство связи СССР. В условиях, когда ТВ и радио переходят на рыночные рельсы, инструментами консолидации выступают не министерские методы, а навыки регулирования отношений участников рынка и государства. Вновь образованная компания была неспособна ни управлять отраслью, ни регулировать и координировать рынок. Зато заметно увеличивался управленческий аппарат, росла смета на содержание огромного персонала.

Утраченные при создании компании функции центрального органа управления телевидением и радио Советского Союза авторы указа попытались компенсировать созданием отраслевого совещательного органа. “В целях улучшения координации научно-технической и программной политики в области телевидения и радиовещания, расширения возможностей республик в развитии международных связей в этой сфере” указом президента создавался Всесоюзный совет по телевидению и радиовещанию со своим аппаратом, своей структурой. Членами совета должны были стать руководители республиканских телерадиоорганизаций, но на добровольных началах! Понятно, что при таком подходе к формированию совета рассчитывать на его дееспособность и эффективность не приходилось.

Этим же указом Л. Кравченко был освобожден от должности председателя Госкомитета и назначен председателем вновь созданной Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании с правами министра СССР и огромными полномочиями (формально он не входил в состав правительства СССР). На него же возлагались обязанности по руководству Всесоюзным советом по телевидению и радиовещанию (который так ни разу и не собрался). Республиканские телерадиоорганизации, получившие по этому указу полную экономическую и политическую самостоятельность, уже не ориентировались на “союзный центр”, позволяли себе не прислушиваться к указаниям из Москвы. Республиканские власти были им ближе и дороже, чем всесоюзные.

Кремль торопил Кравченко с подготовкой документов по исполнению указа президента. Эту работу курировал Е. Примаков. 21 мая 1991 года был принят еще один указ “Об утверждении регламента Всесоюзного совета по телевидению и радиовещанию”, однако общественное настроение в стране уже делало проблематичным появление новых союзных структур (тем не менее, организованный тогда же по “инициативе снизу” Совет технических руководителей республиканских телерадиокомпаний оказался жизнеспособным, полезным и эффективным, он просуществовал до 2007 года и распался только после кончины своего бессменного председателя С. Буневича).

К середине лета 1991 года были подготовлены положение о Всесоюзной государственной телерадиовещательной компании и шесть вариантов ее структуры. Коллегия Госкомитета была переименована в Программно-административный совет компании, главные редакции – в творческие объединения, выросло (на бумаге) число творческих работников, политических обозревателей, комментаторов…

…Августовский общественно-политический кризис 1991 года сменил повестку дня для советского телевидения и радио. Они доживали свой век, теперь под руководством демократа Е. Яковлева, в составе Всесоюзной государственной телерадиокомпании, сокращенно – ВГТРК. Рядом бурно развивалась, набирала силу, становилась центром притяжения общественности и творческих сил молодая и энергичная Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания, тоже – ВГТРК.

Вот такая вкратце “история двух ВГТРК”. А сколько еще осталось между строк…

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #1, 2016
Посещений: 5841


  Автор
Валентин Лазуткин

Валентин Лазуткин

Председатель редакционного совета журнала "Broadcasting", академик Академии российского телевидения

Всего статей:  27

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций