Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Крупным планом

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Крупным планом

Два года назад Русская православная церковь (РПЦ), общественность нашей страны отмечали 1025-летие Крещения Руси. Отмечали широко и степенно, с упором на последние 25 лет, за которые РПЦ быстро и с нарастающей уверенностью прошла путь от Церкви гонимой до Церкви, чтимой государством и обществом. Все мы явились свидетелями церковного возрождения, а публицисты назвали эти годы эпохой второго Крещения Руси. Конечно же, это метафора, но метафора, близкая к жизни
Валентин Лазуткин
Президент Гуманитарного института телевидения и радиовещания им. М.А. Литовчина

В те дни особенно остро и ярко вспоминалось другое празднование: в июне 1988 года в Советском Союзе – глубоко атеистическом и богоборческом государстве – отмечалось 1000-летие Крещения Руси. Это были не столько праздничные мероприятия, связанные с самой исторической датой, а буквально всенародные торжества и ликование, рожденные обретением запретных долгие годы святынь, духа и традиций. Видимо, не случайно эта дата пришлась на третий год перестройки. Страна менялась, и жизнь поставила перед всеми нами – от Горбачева до рядовых граждан – высокую историческую задачу: вернуть вере и верующим подлинную свободу. Готова ли страна решить ее? Ответ на этот вопрос волновал общество. Праздник отмечали православные христиане, но и верующие других конфессий внимательно отслеживали отношение власти к этому небывалому юбилею. А ситуация вокруг предстоящего 1000-летия была очень непростой.


Первыми об этой великой исторической дате заговорили наши единоверцы в Русской православной церкви за границей (РПЦЗ). В 1977 году, за десять с лишним лет до юбилея, решением ее Архиерейского синода была образована комиссия по подготовке к празднованию, которая развернула большую работу в среде православной части русских диаспор за рубежом. Заметно активизировались издательская, научная и публицистическая деятельность. Появились многие монографии, журнальные статьи, брошюры на актуальные церковные темы, в том числе о непростых отношениях между РПЦ и РПЦЗ. Проводились тематические семинары и конференции, исторические чтения. По различным каналам, в том числе через так называемые “вражеские голоса”, передачи зарубежных радиостанций на русском языке, информация об этой работе доходила до советских граждан. В нашем обществе нарастало ожидание коренных перемен в отношениях церкви и власти, отказа от неприятия официальной идеологией религиозных верований и учений. Конечно же, это ожидание было связано с именем Горбачева, с проводимой им политикой гуманизации советского общества. Но Кремль молчал, держал паузу. А за рубежом работа по практической подготовке к 1000-летию христианизации Руси наращивала темпы. Несколько лет она шла в основном по каналам РПЦЗ и не выходила за конфессиональные рамки. Однако в ноябре 1987 года произошло событие, коренным образом повлиявшее на отношение к предстоящему юбилею уже в мировом масштабе: XXIV сессия Генеральной ассамблеи ЮНЕСКО призвала отметить 1000-летие введения христианства на Руси как крупнейшее событие в европейской и мировой истории и культуре. В ситуации, когда к РПЦ было привлечено внимание широкой общественности не только нашей страны, но и всего мира, демонстрировать неопределенность перед лицом предстоящего юбилея Москве было уже просто неприлично, ведь молчание хранил не только Кремль.


Вместе с ним молчали крупнейшие писатели страны, ученые, деятели культуры и искусства. Пресса, радио и телевидение “молчали громче всех”, и только “Комсомолка” по привычке продолжала свои традиционные наскоки на церковников и верующих. Напряжение росло. В этой обстановке как весенний, очищающий гром прозвучала статья академика-физика, одного из создателей советской космонавтики Бориса Раушенбаха (человека трагической судьбы, уже в зрелом возрасте пришедшего к своему пониманию Бога, математически доказавшего гениальность учения о Святой Троице), опубликованная в главном партийном теоретическом органе – журнале “Коммунист”! Статья была написана по просьбе журнала, подробно обсуждена на его редколлегии и срочно поставлена в 12-й номер в августе 1987 года. Она сразу же стала бестселлером, журнал моментально раскупили. Статья была оперативно переведена на многие языки и опубликована буквально во всем мире, включая журнал “Курьер ЮНЕСКО”. Ученый показал своим коллегам-гуманитариям пример подлинно научного подхода к этому крупнейшему историческому событию, определившему все дальнейшее развитие нашей страны. Академик писал: “Великий князь Владимир осуществил смелую государственную реформу, имевшую далеко идущие последствия. Я бы сравнил ее с реформой Петра Первого. Как и во времена Петра, тогда нужен был рывок в развитии страны, усвоении высших достижений передовых стран той эпохи. Владимир преследовал цель встать вровень с развитыми феодальными монархиями. Для этого надо было решиться на энергичное проведение феодальной реформы и связанные с ней глубокие преобразования. Именно эту реформу односторонне и ограниченно называют нередко Крещением Руси. Владимир выражал объективные потребности общественного развития, которые обусловили его естественное стремление создать государство, ни в чем не уступающее известным ему монархиям, и в том числе Византии”. Борис Викторович убедительно доказал, что христианизация Руси лежит в основе нашей национальной идентичности и что попытки рассматривать ее вне этой родовой связи ущербны и бесплодны.


Статья академика Раушенбаха как бы сыграла роль директивного документа для партийных и советских органов, а также вооружила широкую общественность “правильным пониманием” значения 1000-летнего юбилея. Плотину умолчания прорвало! Одна за другой в СССР стали проходить международные научно-практические конференции, посвященные деятельности церкви за всю ее 1000-летнюю историю. Открывались тематические художественные выставки, с успехом проводились концерты духовной музыки. Заметно оживилась работа прессы, на радио и телевидении стали появляться соответствующие передачи и рубрики.

Памятен для РПЦ день 29 апреля 1988 года. С него началось не только возрождение церковной жизни в полном объеме, но и значительное ослабление, а затем и прекращение административно-репрессивного давления на церковь в СССР. В этот день в присутствии большого числа зарубежных журналистов в Екатерининском зале Кремля состоялась встреча Святейшего Патриарха Пимена и постоянных членов Синода с М.С. Горбачевым “в связи с 1000-летием введения христианства на Руси”. На этой встрече Горбачев назвал Крещение Руси князем Владимиром “знаменательной вехой на многовековом пути развития отечественной истории, культуры и русской государственности”, а также призвал всех религиозных деятелей к более активному участию в жизни общества, в перестройке. Встреча в Кремле сразу же подняла празднование 1000-летия Крещения Руси на уровень общенационального мероприятия и послужила сигналом для чутких партийных и советских органов к разработке планов юбилейных мероприятий совместно с церковью.


Основные торжества первоначально планировалось провести исключительно как внутрицерковные мероприятия. Телевидению и радио поручалось осветить основные моменты торжеств строго в протокольно-репортажном режиме. Объектов для съемок набиралось порядочно, и для координации этой работы в Гостелерадио СССР была создана оперативная группа, действовавшая в тесном контакте с нашими международными службами. Огромный интерес к предстоящим празднествам проявляли иностранные теле- и радиокомпании, а также мировые вещательные организации и агентства – Интервидение, Евровидение, Висньюз и ЮПИТН. По этой причине руководство группой было возложено на меня как на куратора международной деятельности Гостелерадио и по совместительству председателя Совета Интервидения – телевизионного объединения соцстран, в которое на правах ассоциированного членства входили все крупнейшие мировые телекомпании.


Очень скоро стало понятно, что без тесного контакта с РПЦ эту работу нам не осилить. Надо сказать, что никакого опыта взаимодействия с церковью у Гостелерадио СССР не было. Более того, с хрущевских времен – периода наиболее оголтелого наступления государства на РПЦ – на телевидении и радио было установлено жесткое цензурирование религиозно-церковной тематики. Кресты и колокольни, храмы и монастыри, религиозная атрибутика допускались на экран только в редких случаях и только в историческом контексте. Появление же священнослужителя в качестве участника телепередачи или гостя студии исключалось вообще, а образ духовного лица в телефильме или спектакле допускался лишь в негативном контексте. Зато попы-расстриги, особенно при Хрущеве, на советском телевидении и радио были гостями желанными, ведь они “разоблачали и клеймили” своих вчерашних “сослуживцев”. Сам Никита Сергеевич, глава партии и правительства, торжественно обещал советскому народу, что в 1980 году (как известно, именно к этому году он планировал построить коммунизм в СССР) покажет по телевидению последнего попа. Но все-таки фильмы на религиозные темы в Гостелерадио были! Снимались они “на экспорт”, для показа по телевидению стран Запада, и шли под рубрикой “Правда о религии в СССР”. Ежегодно по заказу Главного управления внешних сношений Гостелерадио СССР на киностудиях страны готовились 5–7 документальных фильмов, красочно иллюстрирующих счастливую жизнь церкви и верующих – как православных, так и мусульман, иудеев, буддистов и многих других. Вот в этих лентах с храмами, крестами и другими “объектами религиозного назначения” все было в порядке. Снимали мастера, профессионалы, снимали качественно и с настроением, консультировали эту работу представители церкви, поэтому и фильмы получались неплохие (в дни празднования юбилея Крещения Руси они очень пригодились и были наконец показаны по Центральному телевидению СССР).


Работой по взаимодействию церкви со светскими СМИ занимался издательский отдел Московской патриархии, а руководил отделом митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (в миру – Константин Владимирович Нечаев). Владыка был не только великим церковным подвижником, но и одним из наиболее ярких общественных деятелей своего времени. Достаточно напомнить, что благодаря ему в СССР в 70–80-е годы прошлого столетия было издано огромное количество трудов из исторического наследия РПЦ, впервые при советской власти верующим стала доступна Библия, появились периодические издания, освещающие жизнь церкви. Митрополит Питирим являлся также одним из инициаторов создания Советского фонда культуры, много и глубоко работал с армейскими и ветеранскими структурами, входил в правление международных миротворческих и других организаций. О себе говорил так: “Главное мое дело – я познакомил общество с Церковью. Через слово, через наш журнал, через печать”.

Я не был лично знаком с митрополитом и попросил моего друга, известного искусствоведа и председателя Союза реставраторов России Савву Ямщикова, посодействовать нашей встрече и замолвить за меня слово (Савва работал вместе с владыкой в правлении Советского фонда культуры).

С чувством неловкости и даже робости переступал я порог издательского отдела Московской патриархии на Погодинке, но владыка встретил меня так просто и радушно, что чувства эти сразу же испарились. Мы долго разговаривали, беседа без всякого напряжения перетекала в новые русла, меняла темы. Судьба послала мне еще много встреч с владыкой Питиримом, нам предстояло на протяжении 14 лет вместе работать в составе Координационного совета воинов-интернационалистов (владыка окормлял и Вооруженные силы), но этой первой встречи никогда не забуду. Нельзя было не влюбиться в этого человека – настоящего русского интеллигента, высоко образованного и мыслящего широко. Вне службы он не был суровым церковником, напротив, располагал к общению, был прекрасным и заинтересованным собеседником, от которого шла особая, дружеская энергия. Говорил на роскошном русском языке, вполне светском и в то же время необычном. Природа как будто специально наделила пастыря и статью, и строгой мужской красотой. Казалось, что в его глазах, светлых, живых и лучистых, отражается небо.

Мы решили многие вопросы, договорились о порядке взаимодействия, о закреплении наших сотрудников за представителями церкви, ответственными за разные юбилейные мероприятия. Одним из непростых был вопрос организации работы телевизионной техники в храмовых помещениях во время службы. Не только у нас, телевизионщиков, но и у самой церкви не было такого опыта. Даже простое фотографирование вызывало у людей церкви напряжение, а тут телевидение! В наше время, когда смотришь праздничные трансляции не только из самых известных храмов России, но и из небольших церквей в российской глубинке, видишь, что телевизионные специалисты стали уже своими людьми – церковнослужители ставят их на самые выигрышные для показа точки, всячески помогают в работе. Тогда же все было непросто: и молящиеся не по-доброму смотрели на “оскверняющих” храм телевизионщиков, и наше оборудование еще было громоздким, и свет нам требовался студийный, и кабеля у нас было слишком много, и запитать электричеством все это хозяйство удавалось не на каждой “точке”.

Основные юбилейные торжества проходили 5–12 июня 1988 года в Загорске (в 1991 году город обрел прежнее название – Сергиев Посад) и Москве. В столицу для участия в Поместном Соборе съехались 211 делегаций из 89 стран, было аккредитовано 1100 журналистов, из них более 500 – представители зарубежных СМИ. Утвержденная официальная программа праздничных мероприятий была очень насыщенной, а течение жизни и буквально на глазах растущий интерес народа к огромному историческому событию постоянно корректировали и расширяли ее рамки – программа разрасталась. Это создавало некоторые проблемы и для нас. Прежде всего – не хватало передвижной телевизионной техники, но благодаря таланту и инженерной смекалке специалистов Останкинского телецентра во главе с руководителем Службы внестудийных технических средств Л.С. Львовым эту проблему удалось решить.

Никто не ожидал, что празднование юбилея нашей церкви привлечет внимание такого количества людей. Конечно же, многих интересовала внешняя, обрядовая стороны празднеств. Ведь церковь впервые за последние 70 лет вышла за пределы храма, навстречу народу, несколько поколений которого практически не знали церковной службы. Особенно нагляден народный подъем был в телетрансляциях. Телережиссеры специально старались показать больше лиц, особенно молодых. Мы никогда прежде не видели таких лиц по советскому телевидению. Они были по-особенному красивы, как будто подсвечены изнутри, серьезны и значительны. Их было много в кадре и еще больше – за кадром. Миф о том, что церковь окормляет только наших старушек и стариков, рассыпался на глазах. Вместо осточертевшей всем речевки “Народ и партия едины” возникало другое ощущение единства.

С начала празднеств было проведено много прямых трансляций. Торжественный юбилейный акт и большой праздничный концерт из Большого театра, церковные торжества из Троице-Сергиевой Лавры, из кремлевских соборов и только что восстановленного Данилова монастыря, из Владимира и Санкт-Петербурга. Общий объем прямых трансляций составил более 14 часов! Особенно запомнилась трансляция торжественного молебна с Владимирской горки в Киеве. Возвышенность над правым берегом Днепра, увенчанная памятником князю Владимиру Великому, создала естественный амфитеатр, позволивший разместить там тысячи и тысячи празднично одетых людей, пришедших на литургию. По моему ощущению именно эта телетрансляция была высшей точкой в телевизионном показе юбилея. Кстати сказать, никакими планами она не была предусмотрена. Организовать и провести эту прямую передачу, как и многие другие, стало возможным только “под прикрытием” запросов со стороны Интервидения и Евровидения – отказывать зарубежным партнерам было не принято. Помогало нам и то, что во многих мероприятиях принимала участие Р.М. Горбачева. Сам Горбачев не мог присутствовать по протокольным соображениям, ведь он в тот период был руководителем советских коммунистов, отрицавших религию.

Справедливо считается, что празднование 1000-летия Крещения Руси стало переломным в восприятии и понимании огромной исторической роли православной церкви. Произошел поворот и в церковной политике Горбачева, давший ему возможность продемонстрировать действенность нового мышления в решении наиболее чувствительных вопросов. Западный мир положительно воспринял эти перемены, СССР перестали называть “империей зла”…

Вскоре после завершения празднеств позвонил владыка Питирим и пригласил на встречу работников Гостелерадио, отвечавших за освещение юбилея. В назначенный день и час телевизионный десант в количестве 37 человек высадился у ворот издательского отдела Московской патриархии. На пороге нас встретил сам хозяин дома, пригласивший пройти в небольшой зал. Встреча началась с торжественной части. Владыка Питирим от имени и по поручению Патриарха Всея Руси поблагодарил собравшихся “за творческий подход и самоотверженность, проявленные при активном и полном показе событий в жизни церкви, связанных с 1000-летием Крещения Руси”. Он сказал также, что советское телевидение своей работой “много поспособствовало” превращению семейного, церковного праздника во всенародное торжество с большим международным резонансом. В знак благодарности каждому участнику встречи была вручена памятная медаль Московской патриархии и экземпляр юбилейного издания Библии с автографом митрополита Питирима. Затем владыка провел нас по зданию и познакомил со старинными иконами и церковными книгами, подробно рассказав о каждой из них. Помогал ему молодой монах, послушник, выросший сегодня в священнослужителя высокого ранга, архимандрита Тихона, настоятеля Сретенского монастыря и патриаршего викария. Завершив экскурсию, владыка как-то по-мальчишески улыбнулся и сказал: “А сейчас я вам покажу мою личную коллекцию, собираю ее с молодых лет”. В больших зеркальных витринах мы увидели множество старинных фотоаппаратов – “Леек”, “Кодаков”, “Фотокоров” и т.д. Удивительно, но их хозяин оказался опытным фотохудожником, прекрасно разбирающимся в теории и практике доцифрового процесса. А потом была неформальная часть и щедрое угощение. Встреча затянулась допоздна.

После юбилея на советском телевидении и радио все запреты и строгости по “церковной тематике” исчезли, и даже никакого приказа не потребовалось. Мы больше никого не спрашивали, можно ли снимать закладки новых храмов или церковные службы, приглашать ли в телепередачу священников для обсуждения общегражданских вопросов или как освещать на ТВ церковные праздники. Как будто и не было 70 лет безбожия! Все усилия легиона штатных богоборцев пошли прахом, ведь можно разрушить храм, но веру убить нельзя. Миллионы наших сограждан, вступая с молитвенной надеждой в новое тысячелетие православной веры и жизни, подтвердили это, а телевидение увидело и постаралось показать всему народу. Крупным планом.

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #3, 2016
Посещений: 5888


  Автор
Валентин Лазуткин

Валентин Лазуткин

Председатель редакционного совета журнала "Broadcasting", академик Академии российского телевидения

Всего статей:  27

В рубрику "Машина времени" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций