Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

С чего начинаются нанотехнологии?

В рубрику "25 Кадр" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

С чего начинаются нанотехнологии?

Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда...
А. Ахматова

Владимир Маковеев
Заместитель председателя редсовета ВС

Принято считать, что нанотехнологии начинаются с нанопорошков, которые еще совсем недавно полагалось именовать ультрадисперсными порошками. Дела это нисколько не меняет, поскольку размеры частиц таких порошков измеряются в нанометрах. Но именно при таких малых размерах радикально меняются многие привычные свойства твердых тел и создаются возможности для технологических прорывов. Недавнее присуждение Нобелевской премии бывшим россиянам за открытие новой модификации кристалла углерода - “графена", напомнило мне мою первую встречу с нанопорошком углерода в несколько необычной обстановке.

Было это в начале 1980-х годов на западном “берегу" пустыни Кара-кум, - именно в том месте, где серое песчаное море пустыни почти незаметно переходит в такое же серое и пустынное Каспийское море, а сверху накрывается серым осенним небом. Только над морем чуть в стороне висело тяжелое темное облако, очень похожее на грозовую тучу.

Моя попытка пошутить о возможной грозе натолкнулась на неодобрительные взгляды моих спутников-туркмен; мне разъяснили, что дожди здесь возможны только месяца через два, а о воде в любой форме здесь не шутят.

Наш водитель вдруг затормозил, поднял с дороги какой -то пакет, и передал его своему начальнику, а тот положил его мне на колени со словами: “Опять уронили с грузовика, а ведь стоит больших денег!”. Это был примерно полукилограммовый запаянный пластиковый пакет с надписью: “Углерод ультрадисперсный", а пониже (О, проза жизни!) чуть помельче: “Сажа газовая спокойного горения".

Пора разъяснить, что эта наша поездка была связана с уточнением планов телефикации западной пустынной части Туркмении, которую в то время активно осваивали нефтяники. Задания наши были срочными: в соседнем Иране после исламской революции строились в приграничной зоне мощные телепередатчики для трансляции программ на туркменском языке. Мы должны были начать вещание раньше!

Но в описываемый момент нашей группе нужно было торопиться в ближайший поселок, чтобы в относительном комфорте переждать жаркое время суток. Направились мы в сторону темного облака, и скоро стало понятно его земное происхождение: рядом с поселком (как потом стало ясно, сажевого завода!) густо дымил целый лес невысоких труб. По дороге нам показали один из таких “сажевых реакторов": в глубокой траншее внутри стальных труб относительно большого диаметра по их нижней части проложены трубы меньшего диаметра, по которым подается природный газ из местной скважины.

В малых трубах пробиты отверстия, струйки газа, исходящие из них, создают “свечи спокойного горения", большая часть копоти от которых оседает на верхней части большой трубы (и периодически собирается специальными механизированными скребками), а меньшая “уходит в трубу", то есть создает то самое обманувшее меня темное облако.

Во время отдыха нас ждало роскошное угощение: в эмалированных кружках прохладный чал (простокваша из верблюжьего молока), а в запотевшем графине (вы не угадали!) пресная вода из Баку, - ее в те времена специальный танкер привозил в областной центр Красноведек, а некоторую часть по графику развозил по прибрежным поселкам. На туркменском берегу эту воду еще с давних пор называли “Шоларской" (по имени легендарных источников в северном пригороде Баку) и считали, что вкуснее воды не бывает. Должен признаться, что до меня не сразу дошло, что главным “угощением" здесь являюсь именно я - свежий человек “из центра", поскольку местные специалисты работают здесь вахтовым методом,  приезжая из многих “умственных центров" тогдашнего Союза. Они грустно посмеялись, услышав мой рассказ о конфузе с грозовым облаком, и популярно объяснили, что их на первый взгляд примитивные технологии обеспечивают получение самого лучшего в мире “углерода ультрадисперсного", но меньше дымить нельзя: не будет “спокойного горения", упадет качество товара, и исчезнут конкурентные преимущества. Ведь половина их продукции сходу экспортируется в США для производства термозащиты космических шаттлов, а все остальное потребляется советской оборонкой примерно для тех же целей. Только из их порошка удается относительно просто вырастить “углеродные усы" - монокристаллические волокна (теперь они называются “углеродные нанотрубки") фантастической прочности и термостойкости.

Процесс же этот при внешней примитивности, по науке называется вполне солидно: “химическое осаждение из газовой фазы". Кстати, по другому заказу уже на другом заводе их коллеги пытаются этим же методом получить особо чистые волокна из кварца для изготовления световодов для лазерных (квантовых) гироскопов. Для молодых читателей нужно пояснить, что на оптическое волокно для кабелей связи в СССР в те времена еще не могло   быть спроса, поскольку первая в мире волоконно-оптичеекая линия связи появилась в 1977 году, то есть всего лишь за три года до описываемых событий. Но полезно также вспомнить, что уже в 1988 году был проложен первый оптико-волоконный трансатлантический кабель!

Вечером, когда я уезжал из гостеприимного дома, высокое очарование ученой беседы было по известному закону (см. эпиграф!) грубо разрушено почерневшим пустынным песком, припорошенным “ультрадисперсным углеродом", багровым закатом (с солнцем, просвечивающим сквозь рукотворную тучу) на фоне леса дымящих труб, то есть лучшей декорацией для “Дантова ада"!

Надеюсь, что теперь в тех краях уже уважают слово  “экология", а это порождает оптимизм. В те времена Каспийское море отчаянно мелело, и обвиняли в этом знаменитый залив Кара-Богаз! Теперь его уже нет - высох.

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #7, 2010
Посещений: 9060

Статьи по теме

  Автор

Владимир Маковеев

Владимир Маковеев

Заместитель председателя редакционного совета

Всего статей:  69

В рубрику "25 Кадр" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций